Сумгаит.инфо Сумгаит...Геноцид...Гласность?
Home
Этнические чистки
Другое
Корни конфликтов
Правовые аспекты
Архив прессы
Операция "Кольцо"
Нахичеван
Документы

Сумгаит 1988
Баку 1990
Марага 1992
Другие

Ходжалы
Ссылки
Форум
О сайте

 

СУМГАИТ...ГЕНОЦИД...ГЛАСНОСТЬ?

 

Сборник подготовлен Армянским историко-просветительским обществом "ГУШАМАТЯН" при содействии Армянского общества "ЗНАНИЕ". Документы, выдержки из протоколов судебных заседаний приводятся с сохранением языковых особенностей оригиналов. Средства, полученные от реализации сборника, будут использованы для продолжения работ над выявлением новых фактов сумгаитского преступления, а также освещения других насильственных действий в нарушении прав человека и народов.
Общество "Знание" Армянской ССР, 1989.
Составители: Г. Б.Улубабян, С. Т.Золян, А. А.Аршакян
Изд. редактор: С. Н. Вартанян; Худ. редактор: Р. Г. Петросян; Техн. редактор: Т. К. Акопян; Контрольный корректор: О. А. Григорян

 

РЕПРЕССИИ НА ПУТИ ДЕМОКРАТИЗАЦИИ

 

23 сентября 1989 г. в Ереване, в Доме архитекторов Армении состоялась пресс-конференция, организованная Армянским историко-просветительским обществом "Гушаматян" совместно с Союзом журналистов республики. В зале присутствовало более 300 человек, в том числе и иностранные журналисты. Цель конференции - дать политическую оценку сумгаитскому злодеянию, которое до сегодняшнего дня из-за тенденциозной политики центральных властей замалчивается, искажается, тем самым усиливая боль армянского народа.
На конференции были представлены ранее неизвестные видеоматериалы, свидетельства потерпевших, выступления адвокатов, представлявших интересы армянской стороны на московском и одном из сумгаитских процессов, а также представителей общественности, взявших на себя нелегкий груз исследования этой страшной трагедии, чтобы представить человечеству всю правду о тех страшных февральских днях 1988 года.
Предлагаем вашему вниманию отчет об этой конференции. В сборник также включены некоторые новые дополнительные материалы.

Мушегян В. Г. (председатель правления Общественного совета "Гушаматян"): - Основной целью организации пресс-конференции является освещение событий, происшедших в г. Сумгаите в феврале прошлого года. Имеющиеся факты об этом преступлении свидетельствуют об организованном характере акции, поддержанной властями Азербайджанской ССР, ее партийными и государственными органами. Эти злодеяния были совершены в ответ на конституционное требование армянского населения Нагорного Карабаха, выраженное на сессии областного Совета депутатов НКАО 20 февраля 1988 г., о воссоединении области с Арменией.
Сумгаитские события не получили надлежащей политической оценки, стали причиной дальнейшей эскалации насилия как метода силового решения политических и межнациональных проблем не только в самом Азербайджане, но и в других регионах страны. Нынешняя экономическая блокада - новое проявление тех же силовых методов. Прошу почтить минутой молчания память невинных жертв сумгаитской резни.

В пресс-конференции участвуют доктор исторических наук, директор Армянской энциклопедии Константин Худавердян, доктор филологических наук Сурен Золян, члены коллегии адвокатов Рубен Рштуни и Рубен Саакян, публицист Самвел Шахмурадян, педагог Грайр Улубабян.

Шахмурадян С.: - Присутствуют около десяти пострадавших. Женщина в черном - человек исключительно трагической судьбы. Аванесян Римма - мать братьев Аванесянов Альберта и Валерия. Они оба погибли 28 февраля в Сумгаите. Сама Римма Аванесян уцелела только чудом. Рядом с ней - Феня Авакян, жена убитого 28 февраля Армо Арамяна и мать убитого 28 февраля Артура Арамяна. Ася Аракелян - жена убитого 29 февраля Арташа Аракеляна, сама она буквально горела живьем, ей было нанесено очень много телесных повреждений. В зале я вижу Романа Гамбаряна, сына убитого 28 февраля в Сумгаите Александра Гамбаряна, Арсена Аракеляна, сына Аси Аракелян и убитого Арташа Аракеляна, Энгельса Григоряна, сына убитой 28 февраля Эммы Григорян, зверски замученной. Энгельс с первого дня собирал материалы, факты, свидетельства о сумгаитской трагедии.
В зале я вижу Карине Межлумян, героическую девушку, вынесшую в те дни очень многое. На их квартиру было совершено нападение, пострадали отец, мать и сестра. Они получили тяжелые телесные повреждения, но, слава богу, они уже возвращаются к жизни. Здесь находится также Самвел Арушанян, круглый сирота, ему 14 лет. Убиты его отец и мать, хотя его мать Размелла Арушанян официально считается без вести пропавшей, но ни у кого не вызывает сомнений, что ее нет в живых. А отец Владимир Арушанян был зверски убит - разрублен топором и затем сожжен.

Мушегян В. Г.: - Наш план работы таков: будут выступления, после - вопросы. После перерыва будет показан видеофильм. Разрешите предоставить слово Римме Аванесян.

Аванесян Р. (пострадавшая). Мы сидели дома в тот день. На нас напали 80-100 человек, все одетые в черное. Они убили моих двух сыновей, один работал педагогом, другой - инженером (волнуется...). Я хочу видеть Горбачева, Багирова, Алиева, Муслим-заде... Ночью милиция стала грабить наш дом... У меня ничего нет... Мои дети лежат в азербайджанской земле... Живу я в чужом доме... Прошу - разделите мое горе (плачет, не может продолжать речь).

Саркисян Б. (брат потерпевшей Аванесян Р.). Прошу довести наш голос до депутатов, ибо наше горе - это горе не только наше, но и всего армянского народа, всех честных людей земли. Мы обвиняем правительство Азербайджана во главе с Алиевым и Багировым, секретаря Сумгаитского горкома партии Муслим-заде, председателя горсовета Мамедова, правоохранительные органы. Они организовали геноцид в Сумгаите, убийство беззащитных армян. Я из Еревана 1-го марта вылетел в Баку и прибыл в Сумгаит. В этот день мы не могли найти тела моих племянников. Они оказались в морге четвертой больницы города Баку. После этого начал искать сестру. В Сумгаитском ДК завода СК были собраны тысячи армян, как в концлагере. Они были эвакуированы туда при помощи солдат - дети, старики, пожилые, больные. Я позвонил в Ереван, просил прислать кого-нибудь, по никто не отреагировал. Похороны состоялись 4 марта в городе Баку - нам не удалось перевезти их ни сюда, ни в Карабах.

После этого начала работу следственная группа под руководством Галкина, который под чьим-то влиянием занимался искажением фактов. Моя переписка - я писал в "Известия", в Прокуратуру СССР Сухареву, Председателю Верховного суда СССР, в журнал "Человек и закон", В. Терешковой - не дала абсолютно никакого результата.
6 октября 1988 г. нас вызвали на судебный процесс. Я с защитником Рубеном Саакяном вылетел в Сумгаит, тот самый город, где за восемь месяцев до этого убивали армян. Семь дней знакомились с материалами следствия. Адвокаты подсудимых возражали против того, чтобы мы записывали ход процесса па магнитофон, но все-таки, благодаря Р. Саакяну, нам удалось сделать запись.
Мы предъявили протест, что судебный процесс нельзя вести в Сумгаите, требовали перенести его за пределы республики. Хотя и судебная коллегия была из Воронежского областного суда. Наше требование отклонили, и мы покинули зал. Без нас провели судебный процесс. По моим данным на квартиру моих родственников нападали порядка 80-100 человек. А Галкин привлек к суду по этому делу всего троих пацанов, убивших моих племянников. Я получил копию приговора суда - одного приговорили к 10 годам, другого - к 13, третьего - к 15. А материальный ущерб, оцениваемый в сумму 63500 рублей, до сих пор никак не возместили.
Мы требуем, чтобы наш голос был услышан в Кремле, в нашем правительстве и были приняты жесткие меры, чтобы последующие поколения никогда такого не видели.

Золян С. Т.: - Более полутора лет прошло со дня Сумгаита. Время, достаточное для того, чтобы со всей ясностью осознать, что Сумгаит был не трагической случайностью в истории нашей страны и нашего народа, а событием, которое знаменовало рождение новой политики советского государства. События, происшедшие до и после Сумгаита, однозначно свидетельствуют, что государство, чьей политикой в отношении своих граждан столько лет были ложь и насилие, не готово отказываться от старых приоритетов, оно лишь меняет состав исполнителей. Ложь и насилие - вот формула сумгаитов, вот принцип "новой" политики в межнациональных отношениях.
Сейчас нет надобности доказывать, что преступления сталинизма - это преступления государства против личности и целых народов. Сумгаит - естественное продолжение этой политики, просто место репрессивных органов заняли обманутые, доведенные до националистического психоза массы. Жестокость, с которой совершались преступления, когда заживо сжигали людей, говорит о том, как легко оказалось лишить толпу человеческого облика, превратить сотни и сотни людей в кровожадных садистов. Но, возможно, чудовищнее, чем эти зверства, то, что благообразные люди, облеченные высокой властью в республике и стране, сделали все, чтобы сокрыть правду о Сумгаите и увести от наказания преступников. Безнаказанность вдохновителей и организаторов Сумгаита показывает, что их взяло под свое покровительство само государство. А последующее развитие событий в Азербайджане наглядно показало, что сумгаитский метод решения межнациональных проблем был выбран в качестве основного. Уже в мае 1988 г. по инициативе Шушинского райкома партии началась депортация армян из Шуши. В сентябре произошли кровавые события в селе Ходжалы, а из Шуши армяне были изгнаны полностью. В ноябре погромы охватили весь Азербайджан. Но никакой оценки - ни политической, ни юридической всему этому дано не было. Была создана атмосфера полной безнаказанности, в которой неоднократно раздавались призывы к новым сумгаитам. А руководство республики поощряло особо отличившихся. Сумгаиту и Ходжалы были выделены дополнительные средства на улучшение экономической и социальной сферы. А Сумгаит был даже признан победителем социалистического соревнования в деле коммунистического воспитания молодежи. Факт, прекрасно иллюстрирующий сущность социалистического соревнования и коммунистического воспитания. В ноябре, когда в Армению стали прибывать тысячи избитых и ограбленных армян из Азербайджана, ответные действия прокатились и по Армении. Любопытно, что и в этом случае гнев центрального руководства был направлен не против погромщиков, а против тех, кто предпочел конституционный путь борьбы. Военное положение было введено в Ереване с целью заблокировать работу сессии Верховного Совета республики, тогда как районы, где проживали азербайджанцы, были оставлены без какого-либо внимания.
Кому-то в центре очень захотелось, чтобы кровавые события произошли и в Армении. Последующие события в других регионах - Туркмении, Фергане, Новом Узене, Тбилиси, Абхазии, постоянно нагнетаемая напряженность в Прибалтике - складываются в единую цепь. Если мы хотим, чтобы национально-демократическое движение в СССР не захлебнулось в крови невинных жертв, мы должны со всей тщательностью раскрыть механизм совершенного в Сумгаите геноцида.
Мои друзья приведут многочисленные подробности, которые не оставляют сомнений в том, что Сумгаит был тщательно спланированной акцией. Я не буду сейчас говорить о фактах, напомню основное. Сумгаит был организован с целью замолчать и закрыть проблему Карабаха. Волна антиармянских выступлений прокатилась в феврале 1988 г. по всему Азербайджану, но основной удар решено было нанести по сумгаитским армянам, как по наиболее беззащитным. В Сумгаит были завезены громилы из других регионов, местные функционеры составили списки армян. Сюда же приехали высшие лица республиканского руководства - 1-й секретарь ЦК и Председатель Совета Министров республики. Было учтено буквально все - даже булыжники были завезены в город. Единственное, чего не учли организаторы Сумгаита, - что и среди азербайджанцев найдутся честные и мужественные люди, которые не поддадутся сознательно нагнетаемому психозу. Иначе все армянское население города было бы беспощадно вырезано. Сумгаит должен был перевести демократическую по сути проблему народного волеизъявления Нагорного Карабаха в сферу незатухающих межнациональных конфликтов. Если союзная печать без устали повторяет, что Сумгаит был следствием Карабаха, то с этим можно согласиться только в одном смысле: Сумгаит явился концентрацией той политики геноцида, которое руководство Азербайджана проводило по отношению к армянам, естественным результатом которой оказался "очищенный" от армян Нахичеванский край и другие исконно армянские земли.
Главный организатор Сумгаита - руководство Азербайджана. Но новых сумгаитов можно было бы избежать, если бы центральное руководство вовремя дало политическую оценку этому злодеянию. Второй этап сумгаитского преступления - сокрытие следов. Уже на следующий день после погромов ответственный работник ЦК КП Азербайджана был занят тем, что уничтожал все свидетельства погромов. Заметать следы помогла союзная пресса и Прокуратура Союза ССР. Вместо того, чтобы говорить о Сумгаите, московские журналисты типа Овчаренко и Черненко предпочитали говорить "о событиях в Нагорном Карабахе и вокруг него", полностью дезинформируя общественность. Прокуратура, со своей стороны, сделала все, чтобы скрыть масштабы преступ-ления, увести от ответственности главных преступников, раздробить дело на ряд эпизодов и, главное: не квалифицировать его как геноцид.
Апогеем такого подхода явилось заявление М. С. Горбачева от 18 июля, в котором он, юрист по образованию, отверг обвинения в геноциде, дав совершенно неверное толкование известной Конвенции о геноциде 1948 г. На просчеты следствия вынужден был указать даже Верховный Суд СССР, но руководитель следственной группы Галкин проигнорировал это решение, за что вскоре он был повышен в должности и ему было передано т. н. "узбекское дело".
Правда о Сумгаите под запретом. Людей, осмелившихся дать честные показания, арестовывают по надуманным обвинениям - как находящуюся ныне в заключении Зинаиду Мудрецову. Зато полным ходом продолжается политика удушения армянской нации. Сегодняшние блокада Армении, убийства в Баку, провокации в Карабахе - все это преследует одну цель: устрашить армянский парод и поставить его на грань гибели. Учитывая тяжелейшее положение Армении после землятрясения, армяне вынуждены вести отчаянную борьбу за выживание, что, видимо, устраивает и московское, и бакинское руководство.
У Честертона есть новелла об убийце-генерале, который, что бы скрыть свое преступление, затеял бессмысленную бойню. Его целью было спрятать труп под грудой новых трупов. Не похоже ли это на политику, проводимую по отношению к армянам?
Такая политика не нова. К ней обращалась еще в 1903-1905 гг. потерявшая свое могущество царская империя, когда жандармскими офицерами были организованы погромы евреев и армян. Большевики в то время охарактеризовали такую политику как последнее средство борьбы реакции с революцией. Приведу также выдержку из написанного в 1905 г. обращения армянских общественных деятелей: "Поддерживаемое темными силами, движение это грозит охватить пожаром весь кавказский край. Сознание своей безнаказанности и распространяемое подстрекателями мнение, что погромы армян соответствуют видам правительства, дают смелость невежественным массам к осуществлению своих целей". Как видим, за спиной сегодняшних погромщиков солидная историческая традиция.
Убийства и погромы - последнее средство реакции в попытке остановить демократию, столкнуть ее в пучины межнациональных конфликтов. Против конституционного национально-демократического движения в ход пущен оголтелый национализм, основывающийся на самых темных инстинктах толпы.
Сумгаит был естественным порождением той политики национального угнетения, которая 70 лет царила в Советском Азербайджане. Поэтому вырвать корни бывших и будущих сумгаитов можно только покончив с такой бесчеловечной политикой. А правда о Сумгаите нужна прежде всего азербайджанскому народу, который одурманен собственной номенклатурной интеллигенцией и сделался фигурой в кровавой игре ради чужих целей. И поскольку от сегодняшних бакинских интеллектуалов правдивого слова не дождаться, то я вынужден привести слова, сказанные более 80 лет назад депутатом 1 Государственной Думы от мусульман Баку г. Зеитхановым: "Мы были в течение ста лет рабами, мы жили вечно под гнетом полицейских чинов, всюду в нашей жизни одно бесправие... Грузию администрация отдала на съедение войскам, а татар и армян натравила друг на друга... Передовым бойцом за освободительное движение выступила Грузия... У правительства появилось опасение, как бы к движению не примкнули мусульмане и армяне, вступившие уже на революционный путь. И вот администрация распускает самые нелепые легенды об армянах. И в конце вызвала резню... Два года мы буквально плаваем по крови, ходим по трупам".

Мушегян В.: - Слово предоставляется Самвелу Шахмурадяну.

Шахмурадян С.: - Придет время, и откроется вся правда о сумгаитской трагедии. Суть ее - геноцид армян в городе Сумгаите Азербайджанской ССР и политическая цель преступления - очевидны. Вопрос лишь в том, кто задумал и организовал геноцид и почему эти лица до сих пор не выявлены? Вопрос в том, почему не была предотвращена назревающая резня, почему меры по ее пресечению были предприняты не просто с большим опозданием, но даже прерывались стоившими новых человеческих жертв периодами бездействия сил, направленных в Сумгаит для спасения людей и наведения порядка? Почему, наконец, после свершившегося не последовало полного и объективного освещения и анализа событий средствами массовой информации, а руководство страны и правоохранительные органы не осудили должным образом и не дали преступлению соответствующей политической и правовой оценки?

Почти вся территория города с четвертьмиллионным населением на протяжении трех февральских дней 1988 года стала ареной массовых беспрепятственных погромов армянского населения. Десятки убитых, значительная часть из которых - заживо сожженные после избиений и пыток. Сотни раненых, многие из которых стали инвалидами. Изнасилованные, среди которых несовершеннолетние девочки. Свыше двухсот разгромленных квартир, десятки сожженных или разбитых автомобилей, десятки разгромленных мастерских, магазинов, киосков и других объектов общественного назначения. Тысячи беженцев. Таково лицо Сумгаита. Однако в том ли только трагедия, сколько человек было убито в этом городе или сколько было разгромлено квартир?
Неизмеримый моральный урон нанесен не только народу, перенесшему трагедию, и не только народу, от имени которого творились бесчинства, но и всему советскому обществу.

"После сталинских зверств, - писали московские ученые в своем "Открытом письме к друзьям в Армении", - в нашей стране не происходило ничего, что отбрасывало бы нас так далеко назад - от цивилизации к дикости". Сумгаит сделал неприкрытыми и непримиримыми врагами двух соседей - армян и азербайджанцев и повлек за собой исключительно тяжкие последствия в их взаимоотношениях. Сумгаит впервые показал, что в многонациональном государстве, где дружба между народами считалась вечной святыней, людей могут убивать только за то, что они другой национальности.
Сумгаитский геноцид был организован в связи с карабахской проблемой. Это чудовищная реакция на подчеркнуто мирное и демократическое по форме волеизъявление армянского народа о воссоединении Нагорно-Карабахской автономной области с Армянской ССР. Цель преступления - блокировать возможное решение проблемы, запугать армян перспективой новых кровавых акций и заставить их отказаться от движения за Карабах.

Проблема Нагорного Карабаха - небольшого, исконно армянского и населенного преимущественно армянами края, в 1921 году в качестве автономной области насильно включенного в состав Азербайджанской ССР, - поднималась не раз: и в 20-ые, и в 40-ые, и с особой силой в середине 60-х годов. С начала 1988 года стремление двух оторванных друг от друга частей единой нации жить общей государственной жизнью приняло характер всенародной конституционной борьбы. Народ поверил в демократические возможности объявленной в стране перестройки. В середине февраля в областном центре Карабаха - Степанакерте, районных центрах и селах стали проходить митинги и собрания с требованием рассмотреть вопрос о воссоединении НКАО с Армянской ССР и дать ему положительное решение. В адрес руководства страны тысячами отправлялись телеграммы, письма, об-ращения трудовых коллективов. В них подчеркивалось, что речь идет о конституционном праве нации на самоопределение, об исправлении исторической ошибки, о том, что карабахцы ничего не имеют против азербайджанского народа. 20-го февраля 1988 года внеочередная сессия Совета народных депутатов НКАО XX созыва приняла решение о ходатайстве перед Верховными Советами Азербайджанской ССР и Армянской ССР о передаче НКАО из состава Азербайджанской ССР в состав Армянской ССР. Одновременно сессия ходатайствовала перед Верховным Советом Союза ССР о положительном решении вопроса. В этот же день, 20-го февраля, митинги начались и в Ереване. В ответ на требование карабахцев азербайджанская сторона стала угрожать им физической расправой. Причем, делалось это не только и не столько простыми азербайджанцами, сколько руководящими работниками.

"В ночь на 14-е февраля, когда в Степанакерте прошла первая демонстрация, на заседании бюро обкома партии зав. отделом ЦК КП Азербайджанской ССР Асадов заявил, что "сто тысяч азербайджанцев готовы в любое время ворваться в Карабах и устроить бойню". (А. Василевский. "Туча в горах" - "Аврора", 1988, № 10). Мысль о физической расправе в случае неповиновения Карабаха была внушена даже М. С. Горбачеву. 26 февраля, за день до начала погрома в Сумгаите, Генеральный секретарь ЦК КПСС сказал в связи с карабахской проблемой армянским писателям С. Капутикян и З. Балаяну: - А вы подумали о судьбе двухсот семи тысяч бакинских армян? (З. Балаян. "Арцах: раны и надежды. Заметки писателя - народного депутата СССР" - газета "Коммунист", 13 сентября 1989 г.).
Одновременно с угрозами с азербайджанской стороны начались первые акции. На территории Азербайджанской ССР один за другим стали возникать относительно небольшие инциденты с оскорблениями и избиениями армян. Первый крупный инцидент возник 22-го февраля, когда многотысячная толпа азербайджанцев из города Агдама вошла на территорию соседней НКАО и двинулась по направлению к Степанакерту. Попутно совершались избиения армян и погромы жилых и общественных зданий. До катастрофы оставался шаг, когда близ поселка Аскеран отрядам милиции и группе карабахцев удалось остановить разъяренную толпу. Десятки армян в этот день были ранены и госпитализированы. Двое азербайджанцев из Агдама убиты. Одного, как потом показало следствие, застрелил милиционер-азербайджанец, об обстоятельствах гибели другого ничего не сообщалось. К аскеранскому инциденту следует вернуться уже в непосредственной связи с сумгаитскими событиями, другая же страница предыстории трагедии начинается с Кафанского района Армянской ССР. Это отдаленный от Еревана и граничащий с Азербайджанской ССР район со значительным числом азербайджанского населения, где не только не проходило митингов и собраний, но и в условиях молчания средств массовой информации большинству населения ничего не было известно о карабахских событиях. И тем не менее, уже в двадцатых числах в основном из этого, а также из других районов с азербайджанским населением в Азербайджан стали стекаться так называемые "беженцы". Что, если не воля и подстрекательство задумавших будущую резню заставило их вдруг покинуть места постоянного жительства? Ведь сразу же после появления "беженцев" в Азербайджане была задействована мощная машина распространения слухов о якобы имевших место в Армении насильственных действиях против азербайджанцев. Видимо, для нагнетания антиармянской истерии до необходимого уровня одних только сообщений о намерениях армян "отнять чужую землю" не хватило бы, требовалось нечто более существенное, что позволило бы полностью вывести людей из равновесия и сделать их способными на любые действия.

И вот в Сумгаите под видом беженцев из Кафана начинают действовать специально подготовленные провокаторы. Об одном из них сообщила даже газета ЦК КПСС "Социалистическая индустрия": "Многие из тех, с кем довелось говорить, прямо сообщают о целой цепи провокационных действий, рассчитанных на то, чтобы ожесточить людей, внести панику, недоверие. Чего стоят, например, истерические выкрики человека, поведавшего собравшимся на площади в Сумгаите страшную историю его семьи, якобы загубленной "армянскими убийцами". Когда компетентные органы занялись "пострадавшим", выяснилось, что он отнюдь не мирный житель Кафана, за которого себя выдавал, а ранее судимый рецидивист, ныне тунеядец, без определенного места жительства и вовсе без семьи". (О. Кулиш, Д. Меликов "Черным семенам не прорасти". - "Социалистическая индустрия", 27 марта 1988 г.). Однако же история с сумгаитскими провокациями не так проста, как это изображалось газетой. Дело в том, что провокаторы не просто вели разговоры на площади, а выступали с трибуны, стоя рядом с партийными и советскими руководителями города. Как же они могли оказаться рядом - люди, средь бела дня призывающие к насильственным действиям по отношению к армянам, то есть совершающие уголовно наказуемые действия, и люди, обязанные разъяснить сумгаитцам, что все это ложь и провокация? И вот, в дни, когда атмосфера в Сумгаите накалилась до предела, происходит один из наиболее поразительных эпизодов предыстории трагедии: 27-го февраля по Центральному телевидению выступает не кто-нибудь, не "рецидивист" и "тунеядец", о котором рассказывалось в "Социалистической индустрии", не "лидер", описанный одним из очевидцев сумгаитския событий, а заместитель Генерального прокурора СССР А. Ф. Катусев и сообщает о том, что 22-го февраля в стычке близ Аскерана погибли двое азербайджанцев, при этом подчеркивает молодость погибших. Таким образом, вся масса невероятных слухов о "зверствах армян" как бы находит свое официальное подтверждение.
О сообщении А. Ф. Катусева писалось и говорилось очень много. Не раз говорили об этом и свидетели событий. Мнение таково: сообщение послужило сигналом и мощным толчком к сумгаитскому геноциду. Выступление Катусева можно было бы счесть ошибкой человека, не знакомого с психологией других народов, если бы не одно обстоятельство: текст сообщения о стычке близ Аскерана он согласовал с первым секретарем Нагорно-Карабахского обкома партии Г. А. Погосяном и тот настоял на снятии из текста упоминания о национальной принадлежности убитых.
Катусеву было разъяснено, что в противном случае сообщение это вызовет тяжкие последствия. Заместитель Генерального прокурора в первых двух своих выступлениях не сообщал национальность убитых, но несколькими днями позже решил "вспомнить", что убитые - именно азербайджанцы. Поступок этот, вызвавший возмущение и обоснованные подозрения, требует объяснений со стороны Катусева, тем более, что он обошел полным молчанием даже депутатский запрос об этом на сессии Верховного Совета СССР.
В средствах массовой информации сумгаитскне события преподносились так, будто ничто не предшествовало резне, и она возникла вдруг, стихийно. Между тем, геноцид был тщательно организован. В том числе - с идеологической и психологической точек зрения. Речь идет прежде всего о сумгаитских "митингах", антиармянских сборищах, начавшихся с 26-го февраля па центральной площади города, носящей имя Ленина. Именно в этот день к народам Азербайджана и Армении с призывом стабилизировать обстановку, руководствоваться разумом, а не эмоциями обратился Генеральный секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачев. Если в Армении на обращение откликнулись прекращением митингов и забастовок, а также ответным посланием на имя М. С. Горбачева, то "ответом" Азербайджана практически стал Сумгаит. Первый сумгаитский "митинг" был относительно немноголюдным, на втором, организованном на следующий день, 27-го февраля, присутствовали тысячи людей, причем многие прибыли на площадь по указанию руководителей предприятий и учреждений. Армянские "зверства" и кафанские "мученики", карабахский вопрос, необходимость наказать армян, убивать их и гнать из Сумгаита, из Азербайджана вообще - вот темы, с которыми выступали с трибуны не только провокаторы, но и известные в Сумгаите люди: директор средней школы №25, актриса театра им. Араблинского. Рефрен многих выступлений, основной лозунг тех дней - "Смерть армянам!". Помимо слов, применялись и другие средства, например, водка и наркотики, в большом количестве и бесплатно раздаваемые толпе прямо с грузовиков. 27-го февраля вечером "митинги" переросли в насильственные действия. Первые избиения и погромы длились до поздней ночи, а на следующий день сотни людей, принявших непосредственное участие в преступлениях, как ни в чем не бывало собрались на свой последний "митинг". Это очень существенный момент: погромщики окончательно убедились в своей безнаказанности. "Митинг" 28-го февраля завершился тем, что первый секретарь Сумгаитского горкома партии Муслим-заде взял в руки государственный флаг Азербайджанской ССР и повел за собой огромную толпу собравшихся на площади Ленина. Затем толпа разделилась и, уже вооруженная, стала нападать на квартиры армян...

Все мыслимые человеческие преступления и страдания сконцентрировались в кровавой трагедии, разыгравшейся в Сумгаите. Поражает масштаб и безнаказанность погрома, цинизм и жестокость, с которыми он совершался. Преступления тех дней кажутся просто невозможными, если учесть, что в бандах были сплочены не профессиональные убийцы и садисты, а обыкновенные горожане, в подавляющем большинстве молодые люди. Объяснения следует искать в истории, в некоторых идеологических и психологических реалиях. Резня армян в городе Баку в 1918 году, резня в Шуше в 1920-м, методическое и в конце концов удавшееся полное выживание коренного армянского населения из Нахичеванской АССР, частые преступления на национальной почве, постоянная, почти неприкрытая дискриминация армянского населения по всей Азербайджанской республике, осквернение армянских памятников истории и архитектуры, внушаемая с детства вражда к армянам - без учета всего этого невозможно понять, как учащийся техникума или рабочий завода, до того ни в чем плохом незамеченные, нормальные люди, имевшие свои интересы, любящие своих близких, вдруг оказались способными моментально среагировать на призывы убивать своих ни в чем не повинных сограждан, пойти на убийства, совершая их с патологической жестокостью, поразившей даже судебно-медицинских экспертов. Но как ни чудовищно содеянное, не они главные виновники, а те, кто сумел так тонко и мастерски превратить их в нелюдей. Весь армянский народ (и прежде всего сумгаитские армяне) убежден, что организаторов и вдохновителей геноцида следует искать в руководящих кругах Азербайджанской ГСР. О вине ЦК КП Азербайджана в совершившемся говорил на майском (1988 г.) пленуме ЦК КП Азербайджана Муслим-заде.

Американский общественный деятель Джордж Сорос на страницах одного из московских журналов замечает: "Не так уж оторваны от реальности предположения, что первые армянские погромы в Азербайджане были инспирированы местной мафией, управляемой бывшим руководителем КГБ Азербайджана Г. А. Алиевым, с тем, чтo бы создать безвыигрышную ситуацию для М. С. Горбачева" (Джордж Сорос. "Концепция М. С. Горбачева" - "Знамя", 1989, № 6). Итак, есть убежденность одних, разного рода догадки других, но есть и факты, подтверждающие запланированный и организованный характер геноцида. Это - те же "митинги" 26-29 февраля, то же бездействие партийных, советских органов и сил государственной безопасности, это - явное содействие сумгаитской милиции погромщикам, изготовление холодного оружия на промышленных предприятиях Сумгаита, четкая дисциплинированность и иерархичность банд и многое другое.
Особого внимания заслуживает тот факт, что сразу же после погромов по указаниям сверху, в частности, работника ЦК КП Азербайджана Ганифаева, производились вывоз и захоронение выброшенных из армянских квартир вещей, а также лихорадочно быстрый ремонт разгромленных квартир, объектов общественного назначения. То есть уничтожались вещественные доказательства, скрывались следы преступлений. Тем не менее, Прокуратура СССР категорически отрицает запланированность и организованность сумгаитского преступления. Однако, отрицая очевидное, легко попасть в незавидное положение. Так, в интервью газете "Известия" заместитель Генерального прокурора Катусев заявил: "Продолжают мешать следствию всевозможные измышления. В частности, распространяются слухи о том, что накануне массовых беспорядков в городе составлялись списки лиц армянской национальности для их физического уничтожения, что на ряде предприятий специально изготовлялись металлические прутья и иные предметы. Что преднамеренно работниками узлов связи отключались телефоны в квартирах армян. И так далее. Для проверки этих и других подобных сведений следователи допросили большое количество жителей Сумгаита, рабочих предприятий, сотрудников жилищно-эксплуатационных контор, узлов связи и других служб. И ни одно из этих заявлений не подтвердилось". ("Известия", 20 августа 1988 г.). Наличие списков армян, изготовление холодного оружия на предприятиях (речь идет прежде всего об арматурных прутьях), отключение телефонов работниками городского узла связи, как и отключение электроэнергии в целых кварталах и микрорайонах в дни погромов - не "измышления", которые "продолжают мешать следствию", а факты, лежащие на поверхности событий, игнорирование которых заводит следствие в намеченный властями тупик. Возьмем, к примеру, хотя бы изготовление холодного оружия на предприятиях. Допустим, что показания сумгаитских армян об изготовлении арматурных прутьев, пик, ножей и т. д. в цехах заводов являются "измышлением". В таком случае чем объяснить, что бюро Сумгаитского горкома партии 10-го мая 1988 г. осудило руководство и коллектив Азербайджанского трубопрокатного завода за то, что "в дни сложной ситуации в цехах завода имело место изготовление топоров, ножей и других предметов, которые могли быть использованы хулиганствующими элементами" (газета "Коммунист Сумгаита", 13 мая 1988 г.).
Стремление скрыть организованный характер сумгаитского преступления в какой-то мере объяснимо: не могут же власти взять да и посадить на скамью подсудимых представителей той же власти. Но каким образом объяснить нежелание следственных органов выявить всех преступников, принимавших непосредственное участие в погромах, убийствах, других преступлениях, в том числе, в открытой пропаганде межнациональной розни и вражды?
Еще в сентябре 1988 года ТАСС сообщило, что "в основном завершено расследование уголовных дел, связанных с событиями в Сумгаите, выявлены и привлечены к ответственности все лица, причастные к убийствам, организации погромов и насилия" ("Известия", 21 сентября 1988 г.). Между тем, в самих материалах следствия постоянно фигурируют "неустановленные лица" - непосредственные участники преступлений, в том числе убийств. Кроме того, сообщение ущербно в логическом аспекте: нельзя утверждать, что "выявлены и привлечены к ответственности Все...", когда, как сказано а сообщении, расследование завершено лишь в основном, то есть полностью не завершено.
Генеральный прокурор СССР Л. Я. Сухарев на I Сессии Верховного Совета СССР, отвечая на вопрос одного из депутатов от Армении, заявил, что следствие по сумгаитским делам завершено, все обвинительные материалы переданы в суд, перед судом предстанут 94 человека. Итак, выявлены "все", и этих "всех" около сотни. После этого вполне понятна горестная ирония сумгаитских армян, когда цифру "сто" они сопоставляют не только с тем, что видели в Сумгаите своими глазами, но и с официально признаваемыми масштабами трагедии. Кстати, из материалов судебного процесса по делу Ахмедова и других в Верховном Суде СССР явствует, что только 29 февраля в нападениях только на 41-а квартал участвовало около 400 человек. Столько же тысяч человек участвовало во всех нападениях и во все дни насилия?

Примечательно, что когда ложь н укрывательство в отношении фактов сумгаитских событий зашли слишком далеко, на протесты общественности решили среагировать стыдливой полуправдой. Газета "Советская культура" писала: "Все мы - журналисты, писатели, пропагандисты - допустили один драматический просчет: не оплакали по-настоящему всенародно жертв Сумгаита, вне зависимости от их армянского происхождения, именно как безвинно погибших советских людей. Не прокляли решительным безоговорочным образом подстрекателей и убийц опять-таки вне зависимости от их азербайджанской принадлежности, а вообще как извергов рода человеческого" (Ан. Макаров. "Размышления во время беды" - "Советская культура", 29 декабря 1988 г.). Впечатляющие слова, но ведь не по своей воле молчали журналисты, писатели и пропагандисты эпохи гласности. Автору статьи в "Советской культуре", видимо, следовало прежде всего отметить, что руководство Союза ССР, выразившее в 1988 г. немало официальных соболезнований по поводу трагических происшествий и катастроф, в том числе - руководству и гражданам иностранных государств, не сочло нужным выразить официальное соболезнование и сказать несколько человеческих слов родным и близким замученных в Сумгаите советских людей. Впрочем, в той же "Советской культуре" несколькими месяцами позже укрывателем Сумгаита называется уже государство: "Государство само преуспело в дезинформации, достаточно вспомнить войну в Афганистане, аварию в Чернобыле, трагедии Сумгаита, Тбилиси. Все это сопровождалось обманом, замалчиванием" (Даниил Гранин. "Обретение власти. Полемические заметки народного депутата". "Советская культура", 12 августа 1989 г.).
На государственном уровне первый гласный разговор о Сумгаите возник на заседании Президиума Верховного Совета СССР 18-го июля 1988 г. Фраза "сумгаитский геноцид" в выступлении одного из членов армянской делегации вызвала резкую негативную реакцию М.С. Горбачева. Генеральный секретарь ЦК КПСС высказался о том, что геноцид - преступление организованное, а в Сумгаите действовали лишь "отбросы общества".

Оставляя право на полемику юристам, приведем выдержки из принятой Генеральной Ассамблеей ООН и ратифицированной Президиумом Верховного Совета СССР Конвенции "О предупреждении преступления геноцида и наказания за него": "Статья 1. "Договаривающиеся Стороны подтверждают, что геноцид, независимо от того, совершается ли он в мирное или военное время, является преступлением, которое нарушает нормы международного права, и против которого они обязуются принимать меры предупреждения и карать за его совершение". Из статьи 2: "В настоящей Конвенции под геноцидом понимаются следующие действия, совершаемые с намерением уничтожить полностью или частично какую-нибудь национальную, расовую или религиозную группу, как таковую: а) убийство членов такой группы; б) причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы". Статья 3: "Наказуемы следующие деяния: а) геноцид; б) заговор с целью совершения геноцида; в) прямое и публичное подстрекательство к совершению геноцида; г) покушение на совершение геноцида; д) соучастие в геноциде". Статья 4: "Лица, совершающие геноцид, или какие-либо другие из перечисленных в статье 3 деяний, подлежат наказанию, независимо от того, являются ли они ответственными по Конституции правителями, должностными или частными лицами" (См. Права человека. Сборник международных документов. Издательство Московского университета. 1986 г. с. 82—83). Приведем и весьма важное разъяснение из введения к сборнику "Права человека": "...количественная характеристика не является определяющей при преступлении геноцида. Геноцидом будет убийство нескольких представителей национальной группы, если это убийство совершено с целью уничтожения данной национальной группы как таковой" (Там же, с. 12).
На заседании 18 июля М. С. Горбачев заявил, что трагедии в Сумгаите не было бы, если бы войска не опоздали на три часа. С таким мнением трудно согласиться. Подразделения Министерства обороны и Министерства внутренних дел страны стали прибывать в Сумгаит вечером 28 февраля, а через сутки в вечерние часы 29 февраля в Сумгаите было убито по крайней мере десять армян, в том числе - пять членов семьи Мелкумянов, были совершены погромы десятков квартир, множество других преступлений.
Трагедию 29 февраля усугубили бездействие, а порой и прямое уклонение войсковых подразделений от оказания помощи подвергающимся нападению армянам. Свидетельские показания об этом на судебном процессе по делу Ахмедова и других в Верховном Суде СССР прозвучали настолько убедительно, что Верховный Суд вынес частное определение, предусматривающее расследование по вопросу о бездействии некоторых введенных в Сумгаит войсковых подразделений. Тем не менее было бы черной неблагодарностью не отметить роль военных и спецподразделений Министерства внутренних дел СССР в эвакуации армянского населения в охраняемые места - здание Сумгаитского горкома партии и исполкома горсовета, Дворец культуры химиков им. Вургуна и другие помещения. Нельзя умолчать и о человечности и отзывчивости многих отправленных в Сумгаит войсковых подразделений и милиционеров, в основном русских людей. Наконец, в столкновениях с бандами пострадали и они, причем пострадали очень сильно.
Свою признательность сумгаитские армяне обращают прежде всего к тем честным горожанам азербайджанской национальности, которые, рискуя многим, укрывали, спасали своих соседей-армян. Но прошло время, и в Сумгаите, где армян уже не осталось, стали преследовать тех, кто спасал их в дни февральского ада, а сумгаитские убийцы на митингах в Баку были объявлены ни много ни мало национальными героями. И если сразу после трагедии азербайджанская интеллигенция и средства массовой информации Азербайджана старались хранить молчание, либо призывали забыть "случившееся", либо же объясняли трагедию... высоким уровнем загазованности воздуха в Сумгаите и нерешенностью квартирной проблемы, то вскоре позиция республиканских и центральных властей позволила им полностью извратить суть и характер трагедии и дойти до того, что объявить виновниками, организаторами и зачинщиками преступлений самих армян и даже зарубежные армянские партии!

Никого в Армении уже не удивляет, что среди хаоса абсурдных суждений и лжи в статьях типа "Почему Сумгаит?" академика АН Азербайджана З. Буниятова не остается места для двух слов раскаяния или сожаления. Зато армяне объявлены мазохистами, "выдумавшими" Сумгаит, зато абсурдный цинизм доведен до немыслимого апогея, и теперь уже приходится слышать о том, что армян в Сумгаите убивали армяне же. Азербайджанские газеты с гордостью сообщают и о том, что в те "сложные дни", в отличие от Степанакерта и Еревана, в Сумгаите работали все предприятия...

Глубокое разочарование и возмущение армянской общественности, честных советских людей вызвали судебные процессы по сумгаитским делам. Уже сам факт расчленения единого преступления против армянского народа на отдельные уголовные дела вызывает недоумение и протест. Но и эти "дела" - прямое продолжение официальной политики укрывательства и лжи. Достаточно сказать, что убийства невинных людей по национальному признаку квалифицируются на судебных процессах как убийства из хулиганских побуждений. При этом никто, конечно, не собирается объяснять, почему "хулиганские побуждения" были направлены исключительно против одной из национальных групп, составляющих население Сумгаита. Зато на судебном процессе в Верховном Суде СССР государственный обвинитель В. Д. Козловский без зазрения совести заявил, что наравне с армянами в Сумгаите пострадали и представители других национальностей.
Оставшись неосужденным и безнаказанным, Сумгаит повлек за собой десятки малых и больших погромов армянского населения Азербайджанской ССР, в том числе в столице республики - Баку, где и сейчас льется армянская кровь. Погромы эти достигли своего пика в ноябре-декабре 1988 г., когда из Азербайджана в Армению и другие республики Советского Союза бежало около двухсот тысяч армян. Насилие, остающееся безнаказанным, порождает только насилие. Во время массовых погромов в ноябре-декабре были предприняты ответные действия и против азербайджанцев, проживающих в Армянской ССР. Нынешняя ситуация в регионе, граничащая с открытой армяно-азербайджанской войной, также восходит к Сумгаиту. Всего этого, как и трагедии в Узбекской и Грузинской ССР могло и не быть, если бы Сумгаит был строжайше осужден на государственном и всенародном уровне. Последствия попустительства очевидны. "Сумгаит стал толчком для новых трагедий и кровопролития, - пишут в своем "Открытом письме друзьям в Армении" московские ученые. - Если кровь Сумгаита на тех, кто организовал и осуществил эту вакханалию, то ответственность за дальнейшее на всех, кто не оценил масштаб трагедии, кто не понял и до сих пор не понимает, что никто, будь то литовец или еврей, башкир или русский, ни один народ и ни один человек в СССР не могут чувствовать себя в безопасности, пока преступления сходят убийцам с рук".
Сумгаит будет оставаться миной замедленного действия, заложенной под фундамент страны до тех пор, пока не будет осужден. А для этого прежде всего необходимо, чтобы народы многонационального Советского Союза знали правду о Сумгаите.

Председатель: - Слово предоставляется Грайру Улубабяну.

Улубабян Г.: - По официальным данным в Сумгаите погибло 27 армян. Не удивляйтесь, что я называю число 27 - недавно признали, что была убита и Размелла Арушанян, которую считали пропавшей без вести. Кроме того, опять-таки по официальным данным, изнасилованы 12 человек, сотни людей получили телесные повреждения различной степени тяжести, подверглось нападению и разгромлено около двухсот квартир армян, повреждено более пятидесяти объектов культурно-бытового назначения и около пятидесяти единиц автотранспорта, часть которых сожжена. Кроме того, получили телесные повреждения различной степени тяжести 276 военнослужащих. Все это, подчеркиваю, только по официальным данным. Вот каковы размеры трагедии, происшедшей в относительно небольшом, четвертьмиллионном городе, расположенном всего лишь в 25 км от Баку.

Преступления подобного порядка и масштабов совершаются с заранее обдуманным умыслом по тщательно разработанному плану, преследуют четкую цель. Для совершения этого преступления была принята такая система действий, которая обеспечила:

во-первых - соответствующий психологический настрой преступников;
во-вторых - создание условий беспрепятственного осуществления задуманного;
в-третьих - заготовление орудий и средств убийства;
в-четвертых - сокрытие преступления и его участников.

Теперь по каждому пункту приведем факты, показывающие заранее запланированный и организованный характер сумгаитского преступления.

Как нам уже известно, за несколько дней до событий для участия в погромах со всего Азербайджана и ряда районов Армении (Кафан, Масис и др.) были приглашены в Сумгаит на "свадьбу" молодые азербайджанцы. И мчались автобусы из Агдама, Физули и из других городов, а также специальный поезд рейсом Кафан-Сумгаит. Этот поезд с тремя вагонами отправился в сторорону Баку, но по "техническим причинам", как было объявлено на бакинской железнодорожной станции, без остановки поехал в сторону Сумгаита. По всему городу начали распространяться слухи, что в Армении и Карабахе азербайджанцев убивают, насилуют... Усвоив "разъяснительную беседу" "беженцев" из Кафана, интеллигенции и руководителей г. Сумгаита и республики на митинге на площади Ленина Мехдиев А. Г., Ахмедов А. И. и др., организовав каждый вокруг себя многочисленные группы в разных кварталах и микрорайонах города, провели агитацию для разжигания межнациональной розни.

Вот отрывки из официальных источников.

"Мехдиев А. Г. 28 февраля 1988 года около 21 часа в г. Сумгаите, у пересечения улиц Ленина и Дружбы (это недалеко от здания горкома партии - У. Г.), сплотив вокруг себя многочисленную группу лиц, состоящую в основном из местного населения азербайджанской национальности, вел устную агитацию и пропаганду среди этих лиц с целью возбуждения национальной вражды и розни между гражданами азербайджанской и армянской национальностей, выступив с заведомо клеветническими измышлениями о том, что армяне на территории Армянской ССР якобы издеваются и глумятся над проживающими там гражданами азербайджанской национальности, учиняют над ними физическое насилие, выселяют из жилищ, убивают их, насилуют женщин, и в то же время в Сумгаите армяне занимают лучшие должности и квартиры, а азербайджанцы работают на предприятиях с вредными условиями, живут в подвалах и самовольно построенных и неприспособленных лачугах - "Нахалстрое". В связи с этим Мехдиев призывал их путем совершения погромов отомстить армянам, проживающим на территории Сумгаита, выгонять их из занимаемых квартир, учинять погромы, уничтожать, жечь их имущество". (Из приговора по делу № 18/ 60232—88 от 20 декабря 1988 г. Воронежского областного суда).

"29 февраля 1988 г. дойдя до пересечения улиц Мира и Дружбы, где расположен автовокзал, он (Ахмедов - У. Г.) решил принять участие в проходившем там митинге. На митинге услышал, как выступавшие рассказывают о том, что в Нагорном Карабахе армяне убивают азербайджанцев, насилуют женщин. Какой-то мужчина заявил, что на станции Баладжары стоит вагон, прибывший из Нагорного Карабаха, в котором находятся тела убитых там азербайджанцев. Все эти разговоры побудили его принять участие в массовых беспорядках. Когда в толпе раздались призывы отомстить армянам за их зверства, он взял у одного из парней мегафон и предложил идти в 41-а квартал и громить кварталы армян". (Из обвинительного заключения по уголовному делу № 18/60232 - 88 по обвинению Ахмедова А И. и др.); "...распространились слухи о массовых убийствах азербайджанцев в Нагорном Карабахе, однако никаких мер по их опровержению не принималось" (из частного определения от 18 ноября 1988 г. судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда СССР). О роли официального провокатора Катусева уже рассказал Шахмурадян.

Так была обеспечена психологическая подготовка. Чтобы у погромщиков прибавилось смелости, организаторы раздавали им водку и наркотики. Вот что рассказывает бывшая жительница Сумгаита Агасян И. М.: "... толпа проходила по нашей улице, мимо нашего дома. Я видела как рядом с ними шли работники милиции. Они поддерживали митингующих в их замыслах. Видела как перед толпой ехали машины ГАЗ-24 белого и черного цветов. Они раздавали толпе какие-то листы бумаги, таблетки и какие-то шарики. Я думаю, это были наркотики, потому что все, кто жевал это, были с расширенными зрачками, т. е. глазами навыкате".

Арам Оганян (1938 г. рождения, слесарь-монтажник. Родился в Степанакерте, в Сумгаит приехал по путевке): "...28-го уже пошли банды, они кричали, несли плакат: "Смерть армянам!" Сорвали на площади армянский герб, там где висят гербы республик, и начали погром. Среди них были машины, с которых раздавали наркотики, водку." ("Новое время", № 21, 19.05. 89 г.)

Мусаелян Юрий (1953 г. рождения, проживал в Сумгаите, 14 квартал, ул. Нариманова, д. 4/21, кв. 29): "... Когда пошел обратно, возле горкома, у ателье, на ул. Нариманова, стояла машина с низкими деревянными бортами, что-то выгружали... Выгружали ящики. Подошел. Я подумал, что, возможно, выгружают оружие или еще что-то, по настрою людей понял, что готовится что-то... Ящики тащили в сторону СК (Дом культуры завода синтетического каучука - У. Г.). Ящики были с водкой. С машины двое спускали ящики, а 15 человек носили. В стороне у машины стоял человек, который раздавал что-то черное, увидел, что это анаша. Я это видел, однажды сам побаловался, знал, что это анаша, а вообще многие курили."

Для беспрепятственного осуществления задуманного нужна была договоренность с милицией, иначе нельзя объяснить ее бездействие, а в некоторых случаях даже соучастие.

" В суде установлено, что уже 28 февраля граждане, в том числе потерпевшие по этому делу, сообщили в органы милиции о преступлениях, совершавшихся группами бесчинствующих хулиганов и погромщиков. В ответ они получали заверения, что меры будут приняты, но на самом деле таковые не принимались. Явное бездействие, допущенное органами милиции, способствовало совершению погромов и других преступлений.
Из показаний многочисленных свидетелей и потерпевших следует, что во время погромов и убийств, совершаемых 29 февраля в квартале 41-а, на месте происшествия не было ни одного сотрудника милиции, хотя на территории этого квартала расположено служебное помещение милиции". (Из частного определения Верховного Суда СССР от 18 ноября 1988 г. по делу по обвинению Ахмедова и др.).

Из обвинительного заключения по уголовному делу по обвинению Мехдиева и др. мы узнаем, что командир полка милиции УВО при МВД Азерб. ССР, полковник Гусейнов Ф. А. прибыл 27 февраля 1988 г. из г. Баку в г. Сумгаит с большей частью личного состава своего полка для участия в пресечении массовых беспорядков. Однако из дела видно, что группа, организованная Мехдиевым, 28 февраля 1988 г. в присутствии полковника Гусейнова, капитана Салимова и двух милиционеров недалеко от горкома совершила погром нескольких квартир, убила двух братьев: Аванесяна А. и Аванесяна В., избивала их родителей и еще нескольких армян, а также совершила групповое изнасилование. И работники милиции спокойно стояли и беседовали с преступниками. Вот некоторые отрывки из обвинительного заключения.

Из показания сержанта милиции Акимова Ш. П.: "... Люди в толпе были возбуждены и были в любой момент готовы расправиться с нами. В это время к Гусейнову вплотную приблизился мужчина, который поднял руку вверх и толпа сразу замолчала. Этот мужчина, обращаясь к Гусейнову, сказал: "Товарищ полковник! Я, Мехдиев Аламдар, прибыл сюда из Казахского района, чтобы принять участие в погроме армян...". На предложение Гусейнова прекратить погром, он ответил, что армяне насилуют азербайджанских женщин, проживающих в Армении, убивают там азербайджанцев, что за все это армянам надо отомстить. Мехдиев сказал Гусейнову: "Мы знаем тебя, уважаем и только из-за личного уважения к вам прекратим погром". После этих слов Мехдиев повернулся в сторону окна на третьем этаже, где шел погром и громко крикнул: "Сломайте люстру и все спускайтесь.". После этого Мехдиев направился во двор дома, где совершался погром, зашел во 2-ой подъезд, вскоре он вышел оттуда, подошел к Гусейнову и, приложив руку к виску, отрапортовал: "Товарищ полковник, ваше приказание выполнено!". После этого Мехдиев повернулся к толпе, крикнул: "Все за мною", и ушел вместе с людьми вглубь квартала...".
Допрошенный в качестве свидетеля старший участковый инспектор Дивичинского РОВД капитан милиции Гулиев В. показал: "...27 февраля 1988 г. в составе группы из 15-ти сотрудников (вооруженных - У. Г.) Дивичинского РОВД прибыл в Сумгаит для участия в обеспечении общественного порядка... По приказу вся группа с 9 часов 28 февраля 1988 г. до 24 часов 29 февраля 1988 г. обеспечивала порядок в 5 МКР (микрорайоне - У. Г.) города, находились там безотлучно, там же и питались. В 5 МКР никаких погромов не было, поэтому фактически, кассовых беспорядков я не видел...".
Показания капитана милиции Гулиева являются ложными. Нам известно, что в 5 МКР были погромы по крайней мере в квартире 61 дома 5/53 и в квартире 1 д. 18.
По свидетельсуву матери двух убитых братьев Аванесяна В. и Аванесяна А. Аванесян Риммы в грабеже их квартиры участвовали также милиционеры.
Вот показания обвиняемого Турабиева из уголовного дела по обвинению Мехдиева, Рзаева и Турабиева: "Около дома Межлумян я видел работников милиции. Они, работники милиции, подталкивали людей на погром квартиры Межлумян. Их было около 20-ти. Один был в звании майора, он подходил к людям и спрашивал: "Что вы стоите, бездействуете, идите тоже громите, разрушайте".
" Я трижды звонила в милицию, - возбужденно говорила по телефону, не пожелавшая представиться читательница, - пока хулиганы взламывали соседскую дверь. Каждый раз мне отвечали: "Туда выехали". Но никто не приехал". "Из окна своей квартиры, - рассказывает посетитель редакции,— я видел, как группа юнцов, разносила в клочья будку сапожника, а невдалеке, переминаясь с ноги на ногу, топтались два милиционера, ничего не предпринимая» ("Коммунист Сумгаита" от 20. 03. 88 г., статья "Куда смотрела милиция?")

Председатель горисполкома Р. Эминбейли в своем письме №27 от 29. 03. 88 г. в следственную группу Прокуратуры СССР также подтверждает, что "принятые меры против толпы органами внутренних дел были крайне недостаточными".
Катусев также подтверждает, что милиция была не на высоте: "Можно прямо сказать, что часть из них (не хватило честности сказать - вся милиция - У. Г.) проявила бездушное отношение к судьбам людей, оказавшихся в беде... Как уже сообщалось, Прокуратура СССР вынуждена была возбудить уголовное дело в отношении работников милиции..." ("Известия" от 20. 03. 88 г. "Сумгаит: Прокуратура продолжает следствие").

Итак, после призыва на митингах к нападению на армян и при явном бездействии, а то и содействии милиции, многочисленная толпа разбивалась на группы по несколько сот человек и отправлялась в направлении автовокзала, откуда и распределялась по кварталам и микрорайонам. Может возникнуть естественный вопрос: как же узнавали армян и находили их квартиры? Организаторами геноцида был разрешен и этот вопрос.

Были составлены списки армян с адресами. Вот что говорят сами очевидцы, беженцы из Сумгаита:

Арустамян Олинка (проживала по адресу: Сумгаит, I МКР, дом 28, кв. 21): - Наш управдом Тая сказала, что перед событиями у них потребовали списки и адреса армян, которые проживают в нашем микрорайоне. Она сказала, что потребовали из горкома партии.

Пайтян Айказ (проживал по адресу: Сумгаит, 3 квартал, ул. Низами, д. 14/23, кв. 23): - При встрече с паспортисткой ЖЭКа № 2 3-го квартала, которую звали Аней, нам стало известно, что за несколько дней до событий ее вызвали ночью из дома двое неизвестных ей лиц и потребовали написать списки армян, якобы для переписки.

Даниелян Юрий: - За полтора месяца до трагедии к нам домой пришли двое молодых парней со списком в руках. Они записали всех членов семьи, сказав, что это нужно для выборов. Мы их заподозрили в воровстве. После их ухода мы спросили соседей азербайджанцев, записывали ли их? Оказалось, что нет. Тогда спроси ли у армян, их тоже записали. А выборов никаких не было и не намечалось.

Каракешишева Вера: - 10-15 января я зашла в ЖЭК № 7 решить вопрос в отношении ремонта труб и замены бачка. Я слышала чей-то голос: "Готовьте армянские списки".

Сагателян Сусанна (1966 г. рождения, проживала по адресу: г. Сумгаит, 9 МКР, д. 31, кв. 34): - Утром 24 февраля 1988 г. по заданию зам. начальника управления профтехобразования по учебной части Муслима Керимова я составила списки армян, работающих во всех ПТУ (мастеров, педагогов и других специалистов) в трех экземплярах и передала М.Керимову. Когда М.Керимов поручал мне эту работу, он сказал, что этот список потребовал начальник управления профтехобразования Гейбулла Бабаев для передачи в горисполком. В списках указывались фамилия, имя, отчество, год рождения, должность, номер телефона (домашний и рабочий), адрес места жительства, партийность и стаж работы в данной организации.
Из утверждений беженцев, нам стало известно также, что между азербайджанцами была договоренность не выключать ночью свет в квартирах. Видимо, среди них были люди, не потерявшие человеческий облик. Вот они и сообщили об этом своим друзьям или соседям-армянам.
Между азербайджанцами была также договоренность, чтобы машины, встретившие толпу, давали сигнал и водитель поднимал руку: за рулем, мол, свой. Тех, кто не выполнял эти условия, проезжая мимо толпы, останавливали, проверяли документы или заставляли произносить слово "фындых".

Из обвинительного заключения по делу № 18/60232—88 по обвинению Ахмедова и др.: "Потерпевший Бабаян А. А., рассказывая об обстоятельствах покушения на него, пояснил: "..их было человек 20, они меня окружили, им было лет по 20. У них в руках были обрезки труб, камни, маленькие топорики. Меня заставили сказать "фындых", что по-азербайджански означает "орех" (армяне говорят "пындых", не выговаривают букву "ф"). Я им сказал это слово несколько раз, тогда они стали заставлять меня снять брюки, чтобы я показал им свой половой член..." (том 5, л. д. 174—175).

Так определяли квартиры армян и опознавали их на улице. А что было с армянами, которые, ничего не подозревая, вышли на работу? Организаторы геноцида не выпустили из виду и это. Всем руководителям предприятий дали указание - не оставлять армян на работе, отправлять их домой, чтобы при погромах квартир было кого убивать и, одновременно, чтобы отвести от руководства ответственность. В подтверждение сказанного обратимся к очевидцам.

Арутюнян Абел В. (1939 г. рождения, работал в СРСУ № 1 слесарем-монтажником): - В пятницу (26 февраля - У. Г.) они (руководители) дали указание, чтобы азербайджанцы в субботу и воскресенье вышли на работу, а мы остались дома.

Саркисян Джульетта (1934 г. рождения, проживала по адресу: Сумгаит, 2 квартал, ул. Азизбекова, д. 2/33, кв. 62. Работала на кирпичном заводе): - 29 февраля наш зам. директора, Аббасов Ханлар меня вызвал и сказал, чтобы я ушла домой. Я спросила, почему я должна идти домой, что случилось? И он ответил: "Придут, тебя убьют и за тебя нам придется отвечать.

Погосян Марина (1968 г. рождения, проживала, по адресу: Сумгаит, 3 МКР, д. 13/17, кв. 61, работала в школе № 26 учительницей начальных классов): - Звонил директор школы, сказал: "На работу не приходи". Сестре звонил классный руководитель и сказал то же самое...

А теперь посмотрим, чем были вооружены бандиты? Как и откуда все это ими приобретено.
Катусев в статье "Сумгаит: Прокуратура продолжает следствие" ("Известия", 20. 08. 88) говорит: "...Группа граждан азербайджанцев, вооруженные палками, камнями, другими предметами, стали нападать на квартиры армян...".
Катусев представляет оружие так, как будто рассказывает о событиях допотопного периода. Ведь это были "цивилизованные" азербайджанцы и были вооружены ружьями, топорами, ножами, дубинками, отобранными у военнослужащих, металлическими трубами, заточенными арматурными прутьями, а также палками и камнями. Почему же это все укрывать? Ведь укрывателю Катусеву наверняка было известно, что "руководимая Ахмедовым А. И. группа, вооруженная топорами, ножами, металлическими трубами, арматурными прутьями, камнями и другими предметами, врывалась в квартиры, в которых проживают граждане армянской национальности...

...В это время к двери подошел Бабаев Аннаги, в руках у него было ружье..." (Из обвинительного заключения по уголовному делу № 18:60232-88 по обвинению Ахмедова и др.).

Из приговора судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда СССР от 18 ноября 1988 г. видно, что "Ахмедов, используя мегафон, призывал погромщиков убить жертву, выкрикивая: "Бейте, убивайте, сожгите!".
Т. е. было предусмотрено также сожжение и естественно имели при себе горючее.
Также руководимая Мехдиевым группа, "вооруженная топорами, ножами, обрезами металлических труб, арматурными прутьями, палками, другими предметами, взломала входную дверь квартиры № 27..." (Из приговора Воронежского областного суда от 20. 11. 88 г. по делу по обвинению Мехдиева и др.).

Известно, что 28 февраля было покушение на убийство Михаеляна А. Б. и его отца Михаеляна Б. X. (проживающего по адресу: Сумгаит, 2 МКР, д. 2/30, кв. 31), в которых стреляли. Сотни очевидцев и пострадавших, с которыми мы беседовали, отмечали те же предметы, которыми были вооружены бандиты. И так было по всему городу.

А теперь посмотрим, откуда и как были приобретены эти предметы. "В дни сложной ситуации в цехе завода (трубопрокатного - У. Г.) имело место изготовление топоров, ножей и других предметов, которые могли быть использованы хулиганствующими элементами" ("Коммунист Сумгаита" от 13. 05. 88 г. "В Сумгаитском ГК Компартии Азербайджана").

" ...Мнацакан, инвалид Великой Отечественной войны, токарем работал. Рассказывал, что за несколько дней до этого заказ получил: заготовки из арматуры сделать. Нарезать и затачивать. Он потом свою арматуру у погромщиков видел" ("Аврора", № 10, 1988 г. статья "Туча в горах" А. Василевского).

Из приговора Коллегии Верховного Суда Аз. ССР по уголовным делам первой инстанции от 5 июня 1988 г. по обвинению Керимова узнаем, что "обвиняемый Ш. М. Керимов, продолжая свои преступные действия вместе с группой участников массовых беспорядков на автомобиле марки "Нива" (в другом месте приговора называется марка "Ниса" - У. Г.) за № 50—01 АГД под его управлением, поехал на заводы "Стальконструкция" и "Железобетонные конструкции", загрузил автомашину обрезками металлической арматуры и привез в 41-а квартал для раздачи участникам массовых беспорядков".

Пловджяны, проживающие в 3 МКР, д. 13/17, подтверждают, что 29 февраля, около 11-12 часов машина-бензовоз остановилась перед IV подъездом их дома. Из этой машины наполняли бутылки бензином и раздавали ребятам. Этот же факт подтверждает проживавшая в том же доме в квартире № 61 Погосян М.: "У нас во дворе появилась машина с бензином. К ней подбегали, набирали бензин. Потом машина исчезла и толпа зверей с бутылками бензина, камнями, палками стала врываться в квартиры армян".

Манасян Ж.А., станочник ДОЗ № 1, член партии: "... 5 марта нас, коммунистов, собрали в горкоме партии и там генерал-лейтенант Краев сказал, что было роздано четыре тонны бензина в пол-литровых бутылках. Восемь тысяч бутылок, их только заполнять - надо время, а раздать..." (Из статьи "Карабахский вопрос" Владимира Чернова, подготовленной к печати в журнале "Огонек", но не опубликованной. Копия статьи у нас имеется).

Бекназарян Б., учитель (проживавший по адресу: г. Сумгаит, 2 МКР, д. 5, кв. 37): "За 2-3 дня привезли машины камней и разгрузили в районе автовокзала. Арматуру привезли, разгрузили, на государственной машине из трубопрокатного завода вывозили".

Считаем необходимым сказать еще о двух важных деталях.
Первое - это отключение телефонов у армян. У нас имеются сотни показаний беженцев, которые подтверждают, что в дни сумгаитских погромов телефоны у них были отключены. Многие из них отметили, что телефоны у соседей неармянской национальности работали. Часть из них, в основном пострадавшие, отметила, что телефоны у них отключили сразу после того, как они позвонили в горком партии или в милицию и просили помощи. Обычно ответами на эти звонки были: "Сидите дома и ждите, посылаем помощь", "Мы ничего не можем сделать, позвоните в "скорую", "Позвоните в милицию" (этот совет дали уже из "скорой помощи"). Обычно через 10-15 минут после совета "сидите дома" следовало нападение на эту квартиру (если до этого еще ничего не было). Напомним, что и Виктор Лошак говорил об этом в статье "Сумгаит. Эпилог трагедии" в газете "Московские новости" от 22 мая 1988 г.: "Еще предстоит выяснить, как получилось, что 28 и 29 февраля многие телефоны в городе отключились, кто ответит за успокаивающие советы: "Сидите дома", в то время как людей нужно было срочно эвакуировать". По подтверждению многих пострадавших, да и не только их, в дни погрома по местному радио сообщили три номера телефонов, по которым нужно позвонить при необходимости и советовали "сидите дома". Как нам известно из судебного заседания Верховного Суда СССР, состоявшегося в октябре-ноябре в Москве по уголовному делу по обвинению Ахмедова и др., именно после такого совета Тахмазова (управдом ЖЭКа № 12) были нападения на квартиры семьи Мелкумянов, где были убиты 6 человек, и семьи Гукасянов.

Еще одна важная деталь: в дни погромов все дороги в г. Сумгаит были перекрыты вооруженными группами. Вот пример из "Комсомолки" от 27.03. 88 г.: "Приблизительно в 20.00 с экскурсии возвращался в город автобус с комсомольцами объединения "Химпром". О том, что творится, никто ничего не знал. Рассказывает секретарь комитета комсомола Эльшад Ахмедов: "В черте города нас задержала толпа, вооруженная ножами. Начали бить и угрожать. С нами была Вика Акопян, оператор ЭВМ. Мне ножи приставили к груди. Кто-то из девушек потерял сознание. Бандиты залезали на крышу автобуса, орали, что сожгут, если не выдадим кого-нибудь..."

Вот так были встречены вооруженными бандами все въехавшие в город машины. Если при проверке оказывались в них армяне, то их на месте избивали и убивали. Вот пример: 29 февраля Г. Мартиросов из Баку поехал в Сумгаит за семьей. "29. 02. 88 г. период с 15.30 часов до 16.30 часов в этом же районе (на улице Мира в районе железнодорожного переезда - У. Г.) из микроавтобуса марки "РАФ" или "УАЗ" был выведен группой лиц гр. Мартиросов Гарри Артемович, 1954 г. рождения, избит, а затем сожжен.

Примерно в это же время и на данном месте из автобуса марки "Икарус" была выведена и избита 22-летняя гражданка Ш." (Из "обращения", подписанного следователями С. Е. Павловским и А. Н. Козленко). Таким образом, организаторы погромов создали ловушку, в которую попадали все приехавшие в те дни в город армяне.

А теперь посмотрим, как организаторы скрывали преступления или преступников.
Как нам уже известно из письма Эминбейли в следственную группу Прокуратуры СССР от 29. 03. 88 г. "ночью с 27 на 28. 02. 88 г. ответственными работниками ЦК КП Азербайджана и работниками горкома партии была распределена территория города между предприятиями, организациями, ответственными работниками РОВД и ДНД, а также был приглашен весь партхозактив народа в целях усиления охраны общественного порядка". Но так как погромы продолжались и в последующие дни по всему городу и с более жестокими акциями, то более логично предполагать, что эта ночная акция была направлена не на "усиление охраны общественного порядка", а на сокрытие заранее запланированной резни армян. Чтобы наше предположение не было безосновательным, укажем, что для смывания следов погрома службами горисполкома, "в течение всей ночи и утра проводились восстановительные работы". (Из письма того же Эминбейли).
О таком оперативном ремонте разгромленных квартир до прибытия следственной группы говорят также многочисленные пострадавшие.
Кто же смывал следы погрома, мы узнаем из газеты "Коммунист Сумгаита" от 4. 03. 88 г.:
" Создана правительственная комиссия во главе с Председателем Совета Министров Азербайджанской ССР Г. II. Сеидовым. Решаются все вопросы, связанные с ремонтом жилых и общественных зданий...".
Еще один пример сокрытия преступления: "по поводу изнасилований обратились 16 женщин, из которых согласно заключению республиканского бюро врачебно-медицинской экспертизы подтвердились 2 случая" (Из того же письма Эминбейли).
Часть изнасилованных женщин повторно обратилась в бюро суд. мед. экспертизы и уже московские эксперты подтвердили факты. Как известно, официально сообщили о 12-ти случаях изнасилований.
Многие преступники, как нам известно, были приезжие. Но несмотря на это "... все выявленные незаконно проживающие в Сумгаите граждане выселены из города..." (Эминбейли в статье "Заботы председателя", "Коммунист Сумгаита" от 10 апреля 1988 г.).
Видимо это одна из причин, что слишком оказалось много "следствием неустановленных лиц", участвовавших в погромах.

Немалая доля укрывательства падает именно на следственную группу, главная задача которой - выявить преступления и преступников. Приведем лишь один из многочисленных случаев сокрытия факта убийства: во врачебном свидетельстве о смерти Гамбаряна А. А. в строке "причина смерти" было написано: "сердечно-сосудистое заболевание", хотя было известно, что бандиты убили его ударом лома по голове. Только после настоятельных требований родственников погибшего эта "ошибка" была исправлена.
Я мог бы привести еще много фактов и документов. Если будут вопросы, то я приведу их.

Рубен Саакян: - 26 февраля 1988 г., как известно, М. С. Горбачев обратился к двум "братским" народам - Армении и Азербайджана. 27 февраля азербайджанцы начали резню армян в Сумгаите. Армяне же на следующий день после обращения прекратили митинги в г. Ереване и разошлись по домам...
Было ли организовано сумгаитское преступление - геноцид, ответственность за который не предусмотрена советским уголовным законодательством? Однозначно можно ответить - да. У нас имеется достаточно доказательств, подтверждающих такой ответ. Однако сегодня не время приводить их.
Я участвовал в одном из процессов (в г. Сумгаите, в октябре 1988 г.), где потерпевшими были Аванесян Римма, семья Бабаевых и девушка К. Здесь, в начале нашей встречи выступала Римма Аванесян. Она взывала о помощи. Я, ее адвокат, этой помощи оказать не могу. Она взывала к Горбачеву. Напрасные надежды. Этой помощи не будет. Ведь прошло уже более года и восьми месяцев, а сумгаитские дела, если верить Сухареву, уже завершены и переданы в суд. Но мы знаем, что сумгаитские дела еще продолжаются, следовательно, Сухарев обманул депутатов и весь советский народ.
О моем деле. Буквально к каждому слову уголовного дела требуется комментарий, это может занять несколько дней. А таких дел 25-30. Будучи в Баку, я встречался с партийными работниками, которые старались убедить меня, что все произошло стихийно, не было никаких организаторов. При беседе с руководителем следственной группы Галкиным я почувствовал, что он придерживается мнения, что никакого геноцида не было. Это мнение передалось и всей следственной группе, в которую входило более 200 человек.
Между тем, десять минут назад мы видели видеозапись, выступал сын Бабаевых - Хачика и Нины, женщины, которую пытались выбросить из окна третьего этажа. По делу известно, что в это время внизу стоял полковник Гусейнов, командир полка милиции, который потом стал начальником УВД г. Баку. Судебная коллегия по уголовным делам Воронежского областного суда вынесла частное определение, положительно охарактеризовав действия этого полковника. Коллегия не учла, что в момент погрома квартиры Бабаевых он находился внизу у подъезда, имея при себе оружие. С ним было 10-15 сотрудников милиции. Они хладнокровно наблюдали, как Аламдар Мехтиев, организатор погромов в нескольких домах (хотя он привлечен за организацию погрома только в квартире Бабаевых), командовал своими молодчиками.
Известно, что если жизни советских граждан угрожает опасность, то милиция может применить оружие, дабы пресечь преступные действия. Этого требует и Конституция СССР, где провозглашается неприкосновенность личности. Гусейнов этого не сделал, просто подозвал Аламдара и сказал: "Слушай, Аламдар, мы родом с одного района - Казаха, скажи, пусть прекратят". И Аламдар свистнул, сказав погромщикам: "Поломайте люстру и спускайтесь". Те послушались, разбили люстру и спустились. Вот почему Бабаева Нина не была выброшена с третьего этажа, а то откуда у этой 60-летней женщины могли взяться силы, чтобы оказать сопротивление молодым головорезам. Еще одна деталь: с нее сорвали одну серьгу, вторую снять не могли. Один из преступников сказал другому: "Да отрежь ты ей мочку уха". До чего дошли.

Кстати, хочу сказать, что следствие по делу проведено бездарно, людьми некомпетентными, хотя в этой следственной группе было 200 человек, которые все время менялись. Если будет необходимость, я это докажу по материалам дела, которое у меня под рукой. Ошибки процессуального кодекса допускались на каждом шагу.
Я хочу прочитать показания одного из осужденных, Турабиева, который убил одного из братьев Аванесянов. Из этих показаний вы увидите, что милиция активно содействовала совершению преступления и действия погромщиков носили организованный характер. Турабиев показывает, что "28 февраля, вечером, где собралась толпа, было примерно 20 сотрудников милиции с дубинками в руках. Один из них, по званию майор, был очень активным. И причиной того, что я нанес удар этому человеку, были слова майора, - он подходил к таким молодым людям как я и напоминал о том, что мы мужчины и подстрекал нас к резне. Его слова придали мне силу и смелость и я совершил такое преступление. После моего задержания этот майор, чтобы выгородить себя в отделении милиции, нас обвинял в участии в массовых беспорядках. Я еще там при всех сказал, что он нас подстрекал к таким действиям. Тогда он заткнул мне рот и велел молчать. Гражданин следователь, делая это заявление, прошу простить меня, я это совершил не по своей воле, а под влиянием этого сотрудника милиции".

Имея такое показание, следствие не удосужилось проверить, установить личность этого майора, в каком райотделе это было, предъявить всех майоров милиции этого РОВД на опознание Турабиеву.
Говоря о том, что погромы в Сумгаите носили организованный характер, нельзя не сказать о том, как пытались впоследствии скрыть это преступление. В частности, по делу того же Турабиева, я хочу зачитать текст ходатайства его адвоката, который просил прекратить дело за отсутствием состава преступления в действиях его подзащитного: "Подзащитный, случайно оказавшийся на месте преступления, увидев, что много людей держат за руки какого-то человека (Валерия Аванесяна - Р. С.) и поняв, что это армянин, с целью напугать последнего, ударил перочинным ножом в мышцу. (Удар пришелся в легкое - Р. С.). Этот человек даже не отреагировал на удар ножом". И далее адвокат заключает свое ходатайство следующим образом: "У Турабиева не было умысла убить Аванесяна".

О том, что в этом преступлении принимали участие работники милиции, имеются показания Риммы Аванесян. Из ее квартиры, как она свидетельствует, работники милиции выносили вещи. Когда мы уже находились в Сумгаите, во время хода процессов, руководитель следственной группы по этому эпизоду Валеев из Татарии возвратил ей несколько ковров и кое-что из носильных вещей. Я ознакомился с документами, из которых следует, что эти вещи изъяты из квартир азербайджанцев. Но эти лица не привлечены к уголовной ответственности, хотя следствию они известны. Мы часто советуемся с коллегами, как нам действовать, и не находим выхода. Одно такое дело (13 томов), повторяю, бездарно расследованное, находится в архиве областного суда в Воронеже, Другое дело - в Куйбышеве, третье - в Волгограде. Основное количество дел находится в Баку. Как ознакомиться с этими делами? Ведь по многим делам абсолютное большинство потерпевших не участвовало в процессах и не имело своих адвокатов. То есть материалы этих дел нам недоступны. Никто из адвокатов не поедет в "интернациональный" Баку, чтобы ознакомиться с этими делами. Все это будет покрыто мраком неизвестности.

Несколько слов о другом процессе. В деле, о котором я хочу рассказать, армянин убил азербайджанца. Убил, защищаясь от преступного посягательства на его семью, имущество, жилище. Следствие по этому делу было закончено, буквально, в течение десяти (!) дней. Через неделю по окончании следствия прокурор республики Исмаилов подписал обвинительное заключение и направил дело в Верховный суд Азербайджанской ССР. Я хочу зачитать одну жалобу, которую написал этот человек, Агаджанян Сергей Манасович, учитель школы города Шамхора с 30-летним стажем. Отличная характеристика у него. Его содержали в Кировабадской тюрьме, в следственном изоляторе УВД г. Кировабада. Кстати, он писал много обращений к Сухареву, в другие инстанции, ответа не получил. Остался без ответа и мой запрос по этому делу в Прокуратуру СССР. Упорное молчание!
Противопоставление, быть может, не вполне корректно, но по делу Лигачева союзная Прокуратура проявила завидную оперативность и быстро определила, что виноваты Гдлян и Иванов, то есть следователи, которых заменил тот же Галкин, успешно проваливший сумгаитское дело. По моему мнению, его направили в следственную группу, расследующую дела в Узбекистане, чтобы провалить и эти дела.

Вот что пишет Агаджанян: "Вскоре меня задержали и направили в военную комендатуру Кировабада, откуда переправили меня в Кировабадскую тюрьму, где меня жестоко избили и истязали. Я не буду описывать садизм и откровенный национализм администрации тюрьмы. Достаточно сказать, что они действовали не хуже гестаповцев. Зная, что я армянин, администрация тюрьмы сознательно поместила меня в следственную камеру, где сидели азербайджанцы, которые вдосталь поиздевались надо мной. Они с ведома и одобрения администрации тюрьмы избили меня до полусмерти, в туалете облили меня холодной водой. Мне разбили голову, повредили ребра, печень, селезенку, почки. Насытившись этими издевательствами, меня перевели в камеру 40, где сидели семь азербайджанцев. Меня по эстафете передали очередным извергам-садистам. Они также избили меня до потери сознания, истязали меня и глумились надо мной. Прижигали мне зажженной сигаретой лицо, грудь и руки, вытряхивали табачный пепел в глаза, заставляли по четыре часа стоять в туалете, били ботинком по лицу, голове, ребрам, рукам и ногам. Своей изобретательностью они превзошли фашистов. Я просил их убить меня, чтобы избавиться от их зверских пыток, но они говорили мне, что я должен умереть от ежедневных пыток, а не сразу".
А потом четверо суток его перевозили этапом из Кировабада в Баку, дав ему в январе одеть всего лишь тапочки, носки, брюки, тоненькую водолазку. Только в Баку, в тюрьме, капитан, русский по национальности, сжалился и дал ему телогрейку и одеяло. Там же находился Игорь Мурадян, которому одеяла не дали.

Процесс по делу Агаджаняна начался 21 февраля, завершился 21 марта. Месяц я безвыездно находился там, потому что объявлялись перерывы на три, пять дней. Я не хочу описывать, как было проведено следствие старшим следователем по особо важным делам при Генеральном прокуроре СССР. По факту избиения, родственники до моего участия в деле обращались к руководителю следственной бригады Прокуратуры СССР, старшему советнику юстиции Кондратову с просьбой сообщить о принятых мерах. Им сообщили 17 февраля, что по результатам проверки о нарушениях служебных обязанностей должностными лицами СИЗО-2 направлена информация Министерству внутренних дел Азербайджанской ССР для принятия мер административного воздействия. В возбуждении уголовного дела по факту избиения Агаджаняна отказано по пункту 2 статьи 10 УПК Азербайджанской ССР, то есть за отсутствием состава преступления в действиях работников следственного изолятора,
Я потребовал, чтобы суд огласил материалы этой проверки. Суд удовлетворил мое ходатайство и я имел возможность ознакомиться и сфотографировать все 66 листов, переписать их на магнитофон. Эти материалы находятся у меня в нескольких экземплярах в разных местах. Что выяснилось? Следователь, которому была поручена эта проверка, своей рукой, лично, написал только один документ - постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Все остальные документы по его поручению, то есть: опрос свидетелей, виновных лиц в следственном изоляторе Кировабада и другие действия были произведены, к примеру, прапорщиком тюрьмы, дознавателями. И в итоге возник документ, из которого следует, что повреждения он нанес себе сам.
В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела так и написано. По ходатайству защиты был приглашен для допроса эксперт Камалов, татарин по национальности, который заявил, что Агаджанян Сергей не мог нанести сам себе эти телесные повреждения. Кстати и через два месяца после избиения, Агаджанян на судебный процесс приходил с повязкой на голове. Раны у него еще не зарубцевались. По нашему ходатайству было возбуждено уголовное дело по факту его избиения в тюрьме. Это было 21 марта, сегодня 23 сентября, но до сих пор Агаджанян не допрошен. Он находится здесь, в исправительно-трудовой колонии, в Коше, но к нему не приходили следователи. Я посылал письмо, телеграмму, у меня есть уведомление, что они получили их там, в Прокуратуре Азербайджанской ССР. Ответов же нет.

Я готовился к выступлению здесь, на пресс-конференции, но говорю достаточно нескладно, потому что до глубины души меня ужаснули кадры видеозаписей, которые мы только что с вами посмотрели. Эти кадры еще раз убеждают: в осмыслении преступления Сумгаита с самого начала был заложен ущербный подход. Формулировка "из хулиганских побуждений" кочует из одного уголовного дела в другое, в то время как все они возбуждены по фактам, имевшим место в одном и том же месте, в то же время, лицами одной национальности (азербайджанцами) против лиц другой национальности (армян).
Избранный правовой подход раздробил преступление Сумгаита на десятки более или менее тяжких преступлений, увел от сути происшедшего, а главное - оставил в тени условия и причины, породившие Сумгаит, и организаторов, сумевших из сотен азербайджанцев сделать преступников, совершивших единое преступление - геноцид.
Если бы сумгаитская трагедия рассматривалась как единое многоэпизодное преступление, вероятно, были бы найдены новые и более точные формулировки, отражающие суть происшедшего в Сумгаите и в разрабатываемом уголовном законодательстве.
Юристы обязаны осмыслить явление Сумгаита в комплексе, дать адекватную оценку "суммы" убийств, насилий, поджогов, разбойных нападений, грабежей и др., якобы по случайности имевших место в одном и том же городе и в одно и то же время.
История судопроизводства страны не знала такого примера. Это означает, что советская юридическая наука обязана найти в себе силы, чтобы обеспечить всестороннее, объективное и полное расследование сумгаитского преступления и найти ему достойную правовую оценку.
До сих пор руководство страны не дало также и политическую оценку происшедшего.
Отсутствие правовой и политической оценок происшедшего, безнаказанность, порожденные отсутствием таковых оценок, сделали возможными и Фергану, и Новый Узень...

Р. Рштуни: - Завтра исполняется ровно 1 год и 7 месяцев с появления в центральных газетах сообщения ТАСС о событиях в Нагорном Карабахе. Текст этого сообщения ("Известия", 24 февраля 1988 г., № 35):
" В последние дни в Нагорно-Карабахской автономной области Азербайджанской ССР имели место выступления части армянского населения с требованием о включении НКАО в состав Армянской ССР. В результате безответственных призывов отдельных экстремистски настроенных лиц были спровоцированы нарушения общественного порядка".

Надо полагать, что ТАСС не могло не знать о решении областного Совета НКАО о выходе области из состава Азербайджана и его просьбе о включении ее в состав Армении.
Без сомнения, ТАСС было известно и об угрозе зав. отделом ЦК КП Азербайджана устроить в Карабахе бойню.
Тем не менее, ТАСС с самого начала и по сей день в подавляющем большинстве случаев избегает давать правдивую информацию. Его примеру следует большинство центральных газет и журналов, не говоря уж о крайне субъективной позиции азербайджанской прессы. Особенно изощряется в необъективной информации, опускаясь до заведомой лжи, Центральное телевидение, в частности, программа "Время".
Даже в недавнем сообщении об убийстве населением Агдамского района двух русских сотрудников милиции не было сказано, что это зверское преступление совершили азербайджанцы. Для нас не секрет, что в Агдамском районе нет ни одного армянина. Даже министр внутренних дел Бакатин, сообщив на последнем Пленуме ЦК КПСС, что один из убийц задержан, не счел нужным сказать, кто же он по национальности.
Но ведь рядовому российскому человеку неизвестно, кто проживает в Агдамском районе. Раз Агдамский район примыкает к НКАО, то не исключено, что замешаны и "экстремисты" из Карабаха.
К сожалению, такое отношение ТАСС, средств массовой информации увязывается с теми событиями, которые имели место в Сумгаите в течение 3-х дней: 27, 28, 29 февраля 1988 г.
Да, действительно, я вынужден повториться: в ночь на 14 февраля 1988 г., на заседании облсовета, зав. отделом ЦК Компартии Азербайджана Асадов заявил, что "100 тысяч азербайджанцев готовы ворваться в Карабах и устроить там бойню". Об этом мы узнали спустя 8 месяцев после сумгаитских событий - из октябрьского номера журнала "Аврора", из единственной правдивой публикации в течение 8 месяцев! До этого во всем были виноваты армяне. Но каким-то образом в 500-тысячном журнале появилась эта статья Александра Василевского.
Позволительно спросить: почему же эта насыщенная бесспорными фактами статья появилась именно в этом журнале? Почему не в 20-миллионных "Аргументах и фактах"? Почему не в 10-ти миллионном "Труде", либо "Известиях"? Это же ленинградский журнал! Рассчитан практически на ленинградцев.
22 февраля 1988 г. многотысчная толпа агдамцев пошла на Аскеран. Не видите ли вы, товарищи, прямую связь между заявлением зли. отделом ЦК КП Азербайджана Асадова и этим "крестовым походом"?!
Не является ли это осуществлением угрозы, высказанной от имени ЦК КП Азербайджана? Я бы сказал, и я в этом уверен, что ни один занимающий довольно ответственный пост партийный работник, каковым в данном случае является Асадов, без благословления своих "шефов" такое заявление не сделает, ибо оно может обернуться против него самого.
Вот так я связываю заявление "Известий", это заявление Асадова и сумгаитские события в один клубок. Я думаю, что вряд ли кто-либо мне возразит. Я мог бы принести еще больше фактов, но не позволяет время.
После этого "крестового похода" Катусев, средства массовой информации выступили с заявлением о том, что погибло два молодых азербайджанца. Надо было обязательно подчеркнуть - "молодых". Надо же затронуть сердца людей!
А почему бы не сообщить, что хотя бы одного из "молодых азербайджанцев" застрелил другой "молодой азербайджанец"? Зачем было разжигать страсти? Об этом, вопреки просьбе и предупреждению Генриха Погосяна, лица, ответственного за соблюдение порядка в Карабахе, заявил занимающий практически второе место в прокурорской иерархии страны Катусев. И ни у кого из руководителей не нашлось политической дальновидности, гражданской смелости и честности сообщить правду не только армянскому, но и всему советскому пароду, всему миру!
Когда мы все это рассматривали в логической последовательности и совокупности, увидели, что действительно Центру не было выгодно сообщить правду. Ведь ясно, что если Ваня и Вася подрались, а в этой драке Вася убит, то виноват Ваня. Косвенно говоря, это сделали армяне.
По вопросу представления интересов потерпевших к нам обратились примерно в сентябре 1988 г. Мы предварительно решили, что будем представлять интересы потерпевших во всех процессах. Цель была двоякая: во-первых, мы не могли и не хотели оставить потерпевших, которые перенесли ужасы, без юридической помощи, уже тогда, к сентябрю прекрасно понимая, какая ведется политика, и, во-вторых, пусть простят меня потерпевшие, самая основная цель - извлечь из всех этих дел, собрать по крупицам факты, доказательства того, как все это было организовано.
Почему я сегодня не могу быть краток? У меня имеются претензии, и очень большие, и к средствам массовой информации Армении, к телевидению Армении.
Казалось бы, кончился "сумгаитский процесс" в Москве. Единственный нашумевший, о котором так много говорилось в республике на митингах, в газетах, в частности, в "Гракан терт", благодаря трудам Шахмурадяна Самвела. А после окончания процесса никто не посмел сказать, что один из бандитов приговорен к смертной казни. Ни одна газета, молчало и телевидение. Я полагал, что после моего и Шапошниковой Полины Львовны прибытия в Ереван нам не должны были дать покоя. Народ же интересуется! Надо было провести с нами интервью, опубликовать в газетах, дать по телевидению. Но никого это не интересовало. Наши боялись.
В единственном интервью потребовали исключить часть о бездействии войск. Почему? Факт бездействия войск в Сумгаите стал предметом гласности в зале высшего судебного органа страны - Верховного суда СССР. Так почему исключить? Редактор газеты "Комсомолец" понес текст этого интервью в ЦК. Ему запретили печатать. Почему? Выводы оставляю вам. Думаю, что они однозначны.

Когда мы начали свою деятельность по оказанию помощи потерпевшим Сумгаита, я дал телеграмму на имя начальника следственной группы Галкина. Копия у меня:

" Имею поручение представлять интересы потерпевших при окончании предварительного следствия по делам об убийствах Григорян Эммы, Амбарцумяна Миши. Убедительно прошу заблаговременно сообщить время прибытия для ознакомления с делом.
Адрес: Ереван 162а, юр. консультация. Адвокат Рштуни".

До сих пор я получаю ответ на эту телеграмму. А следователи обязаны заблаговременно сообщить адвокату об окончании следствия, если адвокат поставил их в известность о принятии поручения.
Таким образом, ни я, ни потерпевшие не были уведомлены об окончании следствия и с материалами дела не знакомились. Т. е., если подходить с точки зрения буквы закона, любой приговор по такого рода делам подлежит безусловной отмене.
А я считаю, что все это было сделано умышленно. Потерпевших вызывали в Сумгаит - город невиданного вандализма в цивилизованном мире, в город, где они потеряли своих родных. Это жестоко. Ведь заведомо известно, что они туда не поедут. И все это сделано для того, чтобы прикрыть и как-нибудь пропустить дела через суд.
В Верховном суде СССР мы за один день - 17.10.88г. ознакомились с теми материалами, которые нам были необходимы для первых дней процесса, с условием, что мы каждый день приходим в суд к 8-8.30 и до 10 ч. знакомимся с материалами дела. Это было осуществлено.
Следует отметить, что почти все свидетели, за небольшим исключением, все трое подсудимых изменили свои показания.
Подсудимый Ахмедов, дававший на предварительном следствии изобличающие себя и других показания, в суде заявил, что его в день задержания и дачи показаний жестоко избили следственные работники.
Казалось бы, что марку следственных работников должен был поддержать участвующий при рассмотрении дела прокурор - помощник Генерального прокурора СССР Козловский. Разобраться в этом вопросе его первостепенная обязанность: он осуществляет надзор за соблюдением закона. Но он молчал. И тогда нам - адвокатам, пришлось стать обвинителями: уличать Ахмедова во лжи. Нам это удалось, и суд убедился, что Ахмедов лжет. Не буду останавливаться на прокуроре. Но, подчеркиваю, что этим был обязан заняться прокурор. Этого он не сделал. Более того, когда мы попросили перерыв для дополнительного ознакомления с материалами дела, к нам в адвокатскую комнату пришел прокурор, тов. Козловский и попросил дать ему "свободные" тома. На наши недоуменные вопросы он ответил, что сам мало знаком с делом. Мы были в шоке. Прокурор "садится" в такой процесс, не зная дела?! Не зная, как изобличать Ахмедова и других во лжи?
Запомнилось и другое. Когда после прений сторон мы с 6 этажа спускались в лифте (я, Шапошникова, Козловский), Шапошникова сказала: "Трудный получился процесс". Козловский ответил: "Не без вашей помощи". Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что под этим кроется...
Я хочу сослаться на некоторые факты из уголовного дела, т. к. материалы дела, на основании которых выносятся приговоры, частные определения - неоспоримые документы.

Показания Селимханова Аскяра (т. 7, л. д. 146—147).
" ... Я встретил Исмаилова Ильгама. В то время мимо нас шла какая-то женщина лет 40-45, высокая, полная... Ильгам на азербайджанском языке спросил ее: "Тетя, покажите, где живут армяне. Я хочу их убивать". Женщина ответила, что если бы она сама увидела армян, она бы у них кровь высосала."

Показания 17-летнего Рзаева Заура (т. 7, л. д. 51—53).
" Когда мужчину убили, на него бросили палас, а мегафонщик вытер тесак от крови об этот палас. На мужчину налили бензин и кто-то поджег."

" Полностью была уничтожена семья Мелкумянов - Мелкумян Согомон Маркович - 57 лет, причина смерти: ожог тела, открытая проникающая черепно-мозговая травма. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, на трупе С. Мелкумяна, в теменно-затылочной и правой височной части головы имелось 13 ран (т. 2, л. д. 102—112), труп подожжен, дата гибели - 29 февраля 1988 г., место гибели - г. Сумгаит.
Мелкумян Раиса Арсеновна - 54 года, мать троих детей, убитых одновременно с родителями; причина смерти: острая кровопотеря, раны головы, внутреннею свода черепа, дата гибели - 29 февраля 1988 г., место гибели - г. Сумгаит.
Мелкумян Эдуард Согомонович - 28 лет, воин-интернационалист, проходил службу в Афганистане, причина смерти: кровоизлияние под желудочки, в вещество и в желудочки головкого мозга, труп подожжен, дата: гибели - 29 февраля 1988 г , место гибели - г. Сумгаит.
Мелкумян Игорь Согомонович - возраст 31 год. причина смерти: ожоги тела II—III степени, дата гибели - 29 февраля 1988 г., место гибели - г. Сумгаит.
Мелкумян Ирина Согомоновна - 27 лет, причина смерти - кровоизлияние под оболочки, в вещество и желудочки головного мозга, дата гибели - 29 февраля 1988. г., место гибели - г. Сумгаит. Труп сожжен".

Из заключения судебно-медицинской экспертизы трупа Мелкумян Ирины: "Труп Мелкумян И. С. в момент исследования подвергся резкому обугливанию, на фоне которого обнаружены следующие повреждения: 3 (три) рубленные раны затылочно-теменной области головы с переломами костей свода черепа, сопровождавшиеся кровоизлиянием под оболочку, в вещество и желудочки головного мозга".

Учитывая, что Мелкумян Раиса и Мелкумян Ирина убиты, считаем возможным привести некоторые свидетельские показания о способе совершения этих убийств:
" Подойдя к своим ребятам, я заметил, как из подъезда этого дома вытащили женщину. Она была совершенно голая. Несколько человек взяли ее за руки и за ноги, оторвали от земли, стали растягивать за руки и за ноги.
К этим ребятам подошел Назаров Адолет, у которого в руках откуда-то оказалась совковая лопата, и он концом черенка лопаты стал тыкать этой женщине между ног...
Я в это время стоял в 3-4 м от этой женщины... Назаров стоял вблизи женщины. Я заметил: черенок лопаты входил в промежность женщины...
Назаров 2 или 3 раза сделал движение черепком лопаты вперед-назад, после чего женщину бросили на голую землю" (Мамедов Гасан, т. 6, л. д. 151 - 152 и протокол судебного заседания).

" Женщина от ударов упала возле ступенек и прислонилась к ним. В процессе избиения женщина пыталась на четверенках заползти в подвал, но ее кто-то ударил ногой, и она скатилась со ступенек..." (он же, л. д. 160, т. 7 и протокол судебного заседания). Труп этой женщины был обнаружен в подвале подъезда с шампуром в заднем проходе. Далее Мамедов Гасан показал:
" Я увидел, что из I или II подъезда вывели мужчину средних дает и стали избивать, били в основном сзади...Я протиснулся поближе, увидел, что парень, которого избивали, уже лежит на земле. Он лежал в метрах 3-х от меня. Рядом горел костер. Магерамов Низами и Фаталиев Физули - Низами за ноги, Физули за руки, подняли парня с земли и бросили его в костер. При этом туловище оказалось в костре, а ноги - вне пламени костра. Это я видел отчетливо, т. к. было светло. Брошенный в костер парень еще подавал признаки жизни. Это я определил из того, что он пытался выкатиться из костра. Но парень в черном пиджаке и джинсовых брюках, сделанных на заказ, придерживал брошенного в костер куском арматурного прута, и не давал ему выкатиться из костра..." (т. 6, л. д.160-162 и протокол судебного заседания).

А теперь приведем несколько выдержек из свидетельств о смерти других сумгаитских жертв:
"Саркисян Шаген Гарегинович, 1927 г. рождения, причина смерти- ожоговый шок, дата смерти - 29 февраля 1988 г.
Авакян Юрий Багратович, 1936 г. рождения - кровоизлияние под оболочки в вещество, желудочки головного мозга, перелом костей свода черепа, ожог волосяного покрова, раны головы, дата смерти - 28 февраля 1988 г.".

Я хочу привести выдержку из одного свидетельства о смерти:
" ...Мовсесова Ерсиля Бахшиевна, 86-ти лет (1902 г. р.) - кровоизлияние в мозг, перелом костей, черепа, множественный перелом ребер, тупая травма головы и тела, дата гибели - 28 февраля, место гибели - г. Сумгаит".
Очевидно, что эта старая женщина не только не могла причинить никому ничего плохого, она даже сопротивляться не могла.
После этого интеллигенция Баку обращается ко всем и говорит о миролюбии своего народа!

Считаю своим долгом привести почти полностью показания Добжанской Валентины Борисовны. Она, а также ее сын, не были включены в список лиц, подлежащих вызову в судебные заседания.
" В ночь с 28 на 29 февраля, когда мы проходили через III микрорайон, я увидела, что там на улице жгут вещи. Был 1 час ночи. По кварталу бегали толпы подростков и парней. Опершись рукой на железный ящик, стоял парень лет 22-25. Он был одет в черный приталенный плащ итальянского покроя на пуговицах. Карманы были оттопыренными. Видимо, много разных вещей натаскал в карманы.
Парень был низкого роста, худой. Были ли усы, не помню, но мне запомнился, и опознать смогу. Я заметила, что плащ у него был в крови и руки тоже. Он вытирал руки об плащ, затем вытащил носовой платок и им стал вытирать руки. Платок сразу вымазался в крови. В руке этого парня я видела большой блестящий кинжал. Вернее, широкий клин с закругленным лезвием. Таким ножом на кухне пользуются для рубки овощей, мяса. Мы с сыном стояли около мужчины постарше, лет 35-38. По национальности мужчина точно был похож на азербайджанца. Были ли у него усы, не помню. Одет в потертую дубленку коричневого цвета... смогу опознать.
Парень в плаще подошел к мужчине и сказал, что они ничего не могут сделать с армянами, которые захватили заложников. Разговор шел на русском языке. Мужчина в дубленке ответил: что хотите делайте, но так оставлять нельзя. Парню в плаще я сказала, что надо бы помыть руки, но он не обратил на меня внимания. Когда он стал вытирать руки носовым платком, я увидела, что он в крови. Случайно, невдалеке я увидела труп, но не рассмотрела его. Тогда только поняла, что это, возможно, убийцы, и мы сразу убежали домой.
29. 02. 88 г.в 18-ом ч. я услышала на улице шум, увидела огромную толпу парней и подростков. Они стали громить квартиры в доме, находящемся со стороны молочного завода. Мы побоялись остаться дома, вышли на улицу и находились в беседке, сколоченной из досок. С нами были еще человек 10, не помню. Из д. 5-а вытащили мужчину и женщину... Дети мне говорили, что избивают отца мальчика Эрика. Сначала на улицу вытащили женщину, а мужчину через 5 мин. Мужчина и женщина кричали. Я увидела, как резко поднялся над мужчиной, которого избивали, топор в виде древней секиры. Лезвие топора закругленно. Мужчина, видимо, просил помощи и поднял руки. Но после удара этим топором упал и больше не поднялся. Лезвие топора было блестящим.
Кто держал этот топор, я не успела заметить. Женщину били до тех пор, пока она не осталась лежать без движений. Ее накрыли дымящейся тряпкой...Среди тех, кто избивал мужчину и женщину из дома 5-а, я запомнила только парня в черном плаще. Как я уже говорила, этого парня я видела в ночь с 28-го на 29 февра-ля в III микрорайоне. В этот раз он тоже был в этом плаще.
В одной руке он держал флаг, в другой - топорик. Флаг - верх красный с серпом и молотом. Топорик блестящий, лезвие прямое...
Около дома 2-б я увидела, как выталкивали на улицу голую женщину и стали избивать. Ее стали не сразу избивать, а сначала сбросили со ступенек на асфальт около дома. Женщина просила сжалиться. Никого не запомнила, опознать не могу...Я парня в черном плаще видела, когда издевались над девушкой из дома 2-б...
Этого парня в черном плаще еще раз я увидела на балконе последнего VI подъезда дома 2-б, этажа примерно III—IV. Он был уже без флага.
В руке у него я увидела мегафон с рупором. Он закричал на русском языке: "Горбачев за нас".
С этим рупором и флагом я видела парней и на земле, и на крыше домов, где громились квартиры...".

К чему я огласил эти показания? По нашему делу этот парень в черном плаще не установлен. Добжанская и ее сын говорят, что могут его опознать. Выходит, что к этому подонку в III микрорайоне кто-то подошел и доложил, что ничего не могут поделать с армянами, которые взяли заложников. И он приказал, что так оставлять нельзя. Иначе говоря, есть организатор, стоящий выше таких, как ахмедовы. А ахмедовы были в каждом микрорайоне, в каждом квартале.
Мы просили пригласить В. Добжанскую в судебное заседание в качестве дополнительного свидетеля. Суд удовлетворил наше ходатайство. Но Добжанскую найти не смогли: она выбыла в неизвестном направлении. Меня интересует: почему? С чьего благословления? То ли бесчинствующих азербайджанцев, которых она изобличает, то ли прокурорских работников, которых эти показания не устраивают.

Несколько слов о том, следует ли события в Сумгаите квалифицировать как геноцид в отношении армян. Обратимся к "Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказания за него", принятой 9. 12. 48 г., ратифицированной Президиумом Верховного Совета СССР 18.03.54г.
В ст. 11 указанной Конвенции сказано следующее:
" В настоящей Конвенции под геноцидом понимаются следующие действия, совершенные с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую:
а) убийство членов такой группы;
б) причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы".
Таким образом, убийство 26 армян (по неполным данным) в период с 27 по 29 февраля 1988 г. в г. Сумгаите Аз. ССР БЕССПОРНО является ни чем иным, как убийством "части национальной группы как таковой" - армян, т.е. геноцидом со стороны азербайджанцев в отношении армян.
ст. 69 УК Армянской ССР:
" Статья 69 - Нарушение национального и расового равноправия. Пропаганда или агитация с целью возбуждения расовой или национальной вражды или розни, а равно и прямое или косвенное ограничение прав или установление прямых или косвенных преимуществ граждан в зависимости от их расовой или национальной принадлежности - наказывается лишением свободы на срок от 6 месяцев до 3 лет или ссылкой на срок от 2 до 5 лет". И все!
Аналогичные статьи имеются в уголовных кодексах Аз. ССР (67), РСФСР (74), Эстонии (72), Украины (66), Уз. ССР (64) и. т. д.
А сумгаитские варвары привлекаются к ответственности за преступления, совершенные из...хулиганских побуждении. Не парадоксально ли?! Тем более парадоксально, что после Сумгаита были Фергана, Новый Узень, Ходжалы...
Здесь была оглашена справка Бакинской военной прокуратуры. Нас потчуют сведениями о том, что наши доблестные войска опоздали с прибытием в Сумгаит всего на 3 ч. Это ни что иное, как декларативное заявление. Юристы говорят фактами: "Справка. В период массовых беспорядков в г. Сумгаите для обеспечения порядка 28-29 февраля 1988 г. были введены войсковые подразделения. При пресечении массовых беспорядков пострадало 276 человек. Зам. прокурора МИХАЛЕВИЧ" (т. 2, л. д. 33).
Итак, войска были введены 28.02.88 г., а убийства начались 27.02.88г. А митинги с призывами об убийстве армян - на несколько дней раньше. Так о каких 3-х часах идет речь?
Вступившим в законную силу частным определением судейной коллегии по уголовным делам Верховного суда СССР от 18.11. 88 г. установлено:
" ...Немаловажным обстоятельством, способствовавшим неблагоприятному развитию событий в Сумгаите, явилось и то, что войска, вызванные для обеспечения порядка в городе, стали сосредотачиваться поздно…"
Мы не претендуем на точность формулировок, поскольку единственным юридическим критерием, полностью доказывающим несостоятельность такого рода заявлений, является ст. IV Конвенции:
" Лица, совершившие геноцид или какое-либо другое из перечисленных в ст. III (геноцид, соучастие в геноциде - Р. Р.) деяний подлежат наказанию, независимо от того, являются ли они ответственными по конституции правителями, должностными или частными лицами".
Таким образом, независимо от того, будет ли когда-либо установлен факт организации сумгаитской бойни, кем-либо из руководства Азербайджана, либо этот достойный разве что средневековья акт вандализма был организован и учинен частными лицами, бесспорным остается одно: в Сумгаите 27-29 февраля 1988 года имел место геноцид со стороны азербайджанцев в отношении армян.

Сегодня как никогда проявляется несовершенство нашей Конституции, ее недостатки и противоречия. Это с особой четкостью проявляется при ознакомлении со ст. V Конвенции: "Для введения в силу настоящей Конвенции, Договаривающиеся Стороны обязуются пронести необходимое законодательство, каждое в соответствии со своей конституционной процедурой и, в частности, предусмотреть эффективные меры наказания лиц, виновных в совершении геноцида или других упомянутых в статье III преступлении".
Как уже было указано, Конвенция ратифицирована Президиумом Верховного Совета СССР 18 марта 1954 г. Это означает, что в Конституции СССР немедленно должны были быть внесены соответствующие коррективы, после чего соответствующие изменения и дополнения должны были быть внесены и в уголовные кодексы всех союзных республик. Однако ни в Конституцию СССР, ни в конституции союзных республик коррективы не внесены, тем более не "предусмотрены эффективные меры наказания лиц, виновных в совершении геноцида". В Конституции СССР лишь указано (ст. 38), что "граждане СССР различных рас и национальностей имеют равные права".

Обратимся к показаниям свидетеля Гулиева Сабира в судебном заседании:
" Когда мужчину вывели из дома, я не рассмотрел, это был Аракелян или нет. Я увидел, что его ударили, он упал. Его окружили и вещи стали бросать туда же. Когда его убивали, проходили БТР-ы. Люди бежали к солдатам, но они говорили, что им не приказано вмешиваться..."

И далее:

" БТР-ы на зовы о помощи сказали, что у них нет приказа такого".

И далее:

" Эта группа создавалась не один день. За один день собрать тысячи человек не было возможно".

Быть может я особо не акцентировал бы бездействие войск. Но я не могу молчать об этом, т. к. участвовал и в процессе по аэропорту "Звартноц", где, бесспорно установлено, что войсковые подразделения жестоко избили абсолютно безоружный народ, запретив до этого желающим уйти из поставленного ими оцепления. Выше я уже говорил, что одна из основных целей армянских юристов, помогая потерпевшим, оказывая им юридическую помощь, - выяснить истинную природу Сумгаита, установить его вдохновителей, организаторов. Мне трудно сказать, каким же образом удалось создать обстановку, чтобы практически лишить возможности не только нас, но и потерпевших, принять участие в рассмотрении дел. Просто рассмотрение всех дел было назначено либо в Сумгаите, либо в Баку, куда, разумеется, никто из нас поехать не мог. Из так называемого "Московского Сумгаитского" дела мы все же смогли получить некоторые сведения, которые заставляют глубоко задуматься.
Обратимся к фактам. Показаниями в судебном заседании свидетеля Тахмазова Тофика и В.Мамедова, работников ЖЭУ-12 г. Сумгаита, установлено, что в 15 ч., 29 февраля 1988 г., начальники, главные инженеры, мастера всех ЖЭУ г. Сумгаита, вместо того, чтобы находиться на своих рабочих местах и предпринимать посильные меры по оказанию помощи населению, были созваны в горсовет и безо всякой надобности пробыли там до 24 ч. Следовало бы выяснить, чем была вызвана необходимость изоляции указанных работников всех ЖЭУ г. Сумгаита во время массовых беспорядов. Свидетель А. Гукасян в судебном заседании пояснил, что на дороге, ведущей в г. Баку, около трикотажной фабрики проверялись все автомашины, автобусы, с целью не выпустить из г. Сумгаита лиц армянской национальности. Все изложенное дает основание полагать, что неустановленными следствием лицами были организованы, либо созданы условия для совершения массовых беспорядков в г. Сумгаите, в частности, в 41-а квартале. Что такие организаторы были, видно из статьи "В Сумгаитском ГК Компартии Азербайджана", опубликованной в № 57 за 13.05. 88 г. газетой "Коммунист Сумгаита".
" В дни сложной ситуации в цехе завода (трубопроката) имело место изготовление топоров, ножей, и других предметов, которые могли быть использованы хулиганствующими элементами".

Из вышеприведенной статьи также видно, что целый ряд партийных и советских работников г. Сумгаита (первый заместитель председателя горсовета А. Ш. Гасанов, зам. председателя горсовета Ф. А. Тагиев, директор трубопрокатного завода А. Абдуллаев и другие) привлечены к строгой партийной ответственности за ненадлежащее исполнение своих служебных обязанностей, что не исключает наличия в их действиях состава уголовно наказуемых действий, создавших благоприятные условия для сумгаитской трагедии. Прокуратура СССР, имея в своем распоряжении перечисленные данные, не провела надлежащего расследования для установления условий, способствующих совершению в г. Сумгаите преступлений в период с 27 по 29 февраля 1988 г., а также организаторов этих преступлений. О том, что по делу были организаторы преступлений, свидетельствует и тот факт, что Ахмедов повел за собой в 41-а квартал толпу, снабженную арматурными прутьями, ножами, топорами и другими предметами, изготовленными заранее. Кем, где и когда были заготовлены эти предметы, по чьей инициативе погромщики были снабжены ими, по делу не установлено.
Те же свидетели: Т. Тахмазов - мастер участка в ЖЭУ-12 г. Сумгаита и начальник того же ЖЭУ В. Мамедов подтвердили в судебном заседании, что по указанию представителя ЦК КП Азербайджана в Сумгаите Ганифаева выброшенные из погромленных квартир армян вещи немедленно были вывезены на городскую свалку, сожжены и закопаны в землю. Таким образом, вещественные доказательства, могущие нести на себе следы преступлений, были немедленно уничтожены.
Я не могу не остановиться еще на одном чрезвычайно важном факте. Суд не вызвал по нашему ходатайству и генерала Краева. Мы хотели его спросить: " Товарищ генерал! Как же получилось, что Вы, имея армию без оружия, т. е. не имея армию, еле-еле сами спаслись от наступающей толпы в районе автовокзала?"
Об этом сказал свидетель А. Гукасян, что когда он по этому поводу предъявил генералу Краеву претензии, тот ответил, что сам со своей свитой чудом спасся от наступающей толпы в районе автовокзала. И это называется, что войска были введены для обеспечения порядка?
Мы просили вызвать и допросить Муслим-заде, бывшего первого секретаря Сумгаитского ГК КП. Часть дела была направлена на дополнительное расследование. Полагаю, что никто Муслим-заде не допросил по этим вопросам.

До 18 сентября 1988 г. мы говорили о геноциде армян в Сумгаите. 18 сентября 1988 г. произошел очередной геноцид армян. На сей раз в пос. Ходжалы Аскеранского района НКАО. Вот некоторые выдержки из историй болезни потерпевших:

" Шахраманян Айрапет Сулейманович, 61 г., диагноз: тяжелая черепно-мозговая травма, ушиб головного мозга тяжелой степени, открытый перелом свода черепа, эпидуральная гематома, ушибленные раны волосистой части головы. Умер в больнице".
"Тонян Валерий Давыдович, 38 лет, рабочий конденсаторного завода: огнестрельное дробовое проникающее ранение грудной клетки и грудной полости с ранением сердца, левого легкого, желудка, тонкого кишечника, брызжейки кишечника с малого солнышка с гематомами".
"Бегларян Равшан Максимович, 35 лет, слесарь: пулевое ранение левой височной области".
"Саркисян Альберт Артемович, 37 лет, электросварщик: огнестрельное проникающее ранение брюшной полости с повреждением кишечника и отрыв левого мочеточника".
"Гаспарян Далина Цатуровна, 37 лет, мастер РСУ: открытый перелом свода черепа, сотрясение головного мозга, ушибленные ссадины лица, тела".
"Аршакян Гриша Генрихович, 26 лет, рабочий РСУ: сквозное пулевое ранение правой подвязочной поясничной области. Пулевое ранение правого локтевого сустава", и т. п. и т. д. - всего 35 человек.

Т. е. действия азербайджанского населения в с.Ходжалы Аскеранского района НКАО полностью подпадают под предусмотренные ст. 11 Конвенции признаки геноцида.
Можно было бы привести и другие факты учинения геноцида со стороны азербайджанцев в отношении армян, но лимит времени не позволяет сделать этого. Замечу только, что массовые избиения армян в Баку, Кировабаде, в результате которых лицам армянской национальности были причинены серьезные телесные повреждения, также подпадают под признаки ст. 11 Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказания за него.
Так сколько же будет продолжаться этот не прекращающийся геноцид в отношении армян со стороны "всетерпящего", "миролюбивого" и "интернационального" Азербайджана?!

Следует добавить, что подобный же почерк имели преступления, совершенные в Кировабаде, Мингечауре. Шамхоре, Шемахе, Баку, Закатады, Ханларе, Дашкесане, Шеки, Вардашенском, Физулйнском, Касым-Исмайловском и ряде других районов Азербайджана, в результате чего, не без помощи центральных властей, были спровоцированы ответные действия в ряде районов Армении в конце ноября-начале декабря прошлого года.

Арташес Абалян (врач, по призыву с сентября 1986 года по сентябрь 1988 г. служил в звании ст. лейтенанта в мотострелковом полку в качестве врача полка):
" В период с 15 по 18 февраля (точно не помню) в два часа ночи меня, замполита полка Кириченко, прапорщика, джульфинского армянина, и водителя, кафанского армянина, по приказу командира отправили в Кафан. Из нас создали оперативную группу, выдали оружие. Замполит объяснил, что пошли слухи, что армяне к 20-му февраля готовятся к большой резне азербайджанцев. (Сессия облсовета НКАО состоялась 20 февраля - от редактора). Утром прибыли в Кафан, пошли к военкому, председателю горсовета, начальнику милиции. Все они очень удивились, сказали, что в первый раз слышат. Мы походили по городу в офицерской форме, убедились, что все спокойно. Через машину связи дали знать в полк. Был только один случай. Директор азербайджанской школы хотел поджечь свою же школу, но его поймали с поличным. Это зафиксировано в милиции. Еще один случай - сгорел дом одного азербайджанца из-за неисправной электропроводки. Это тоже было зафиксировано следствием. Хотя в Кафане все было спокойно, по приказу прибывшего из Москвы генерал-лейтенанта два батальона нашего полка на БТР были выдвинуты на Кафан. Они шли по Мегринскому перевалу, но застряли там. Солдаты мерзли, и жители Мегри отогревали их у себя дома. Войска повернули обратно. Мы вернулись в часть утром 24-го февраля. Войска были в готовности. В ночь с 24-го на 25-е наш полк погрузили на железнодорожной станции. Сказали, что срочно едем на боевые учения, 26-го утром были в Баладжарах, в 15 км от Баку. Там разгрузились и поехали в Перикюшкуль - примерно в 20 км от Сумгаита. Что происходило там - у нас никакой информации не было. Дали команду перекрыть трассу. С 29-го февраля мы начали участвовать в операции: стали вторым этапом по эвакуации армян Сумгаита. Зеленые и черные береты вывозили из Сумгаита, а мы дальше на колоннах БТР - к станции Баладжары. В день - примерно 500 человек, я сопровождал в качестве врача. Вывозили людей практически голыми, в ужасном состоянии, в истерике. Постоянно приходилось делать обезболивающие уколы. Я однажды в своей машине вез женщину, которая рассказала, что на ее глазах изнасиловали, а потом облили из чайника бензином и сожгли ее дочь. Ее саму держали, чтобы она все видела. (Эта потерпевшая до сих пор не выявлена - ред.). В самом Сумгаите стояли только спецвойска, а мотострелковые полки были на подступах. В нашем полку у офицеров-армян и грузин оружие забрали. Пару раз вместе с особистом полка был в Сумгаите. Мне было приказано не выходить из машины. Везде стоял дым от пожаров. Зловонный запах. На каждом перекрестке - солдаты с автоматами. До 10 марта происходили нападения. Как сказал мне командир полка, был дан строгий приказ не стрелять, даже в воздух. Были жертвы и среди военных. Бутылками с зажигательной смесью были подожжены несколько БТР, были случаи удушья. Но случаи стрельбы были. Один майор-десантник был убит ударом ножа в спину, когда он накрывал своей шинелью труп обнаженной изнасилованной женщины. Тогда его водитель дал очередь из автомата. Сам водитель сошел с ума. Об этом случае рассказывали так, что даже в этом случае солдат стрелять права не имел. Не имел права стрелять даже телохранитель командира полка. От русского курсанта Бакинского общевойскового училища слышал о нападении на роддом. Были случаи блокирования дорог. Однажды на мою машину напала толпа с камнями. Я вышел с автоматом, тогда толпа разбежалась. У нас был приказ: "В случае подозрения на работников милиции обезоруживать их и задерживать". Мы пару раз ловили пьяных милиционеров, но без оружия. Отбирали их машины. Обычно, когда бываем в поле, солдаты убегали в самоволку. У многих солдат-армян родственники были в Баку. Все самовольщики-армяне были арестованы. Было сделано прокурорское предупреждение. Но ни к кому из самовольщиков-азербайджанцев мер принято не было. Психологическая атмосфера в полку и среди солдат, и среди офицеров была очень тяжелая. 3 апреля нас погрузили и отправили в Джульфу. Если к Сумгаиту мы доехали за сутки, то обратно ехали 4 суток.

Миша Айвазян (журналист из Баку): - Я работал в Баку, в газете "Коммунист" фотожурналистом, и был в курсе многих событий в политической жизни республики. Я не побоюсь сказать, что условия жизни в этой республике для армян просто невыносимы. События, которые произошли там, не поддаются описанию. В марте прошлого года в Баку приехал Яшин - ответственный работник ЦК КПСС, "курирующий" в отделе пропаганды Армению и Азербайджан. В те дни я был в Сумгаите дважды. Нам предстала страшная картина. Как же нам хотел представить все происшедшее товарищ Яшин? В начале марта в Издательстве ЦК КП Азербайджана прошла пресс-конференция, на которой он хотел обелить весь азербайджанский народ, мол, что все это сказки. Там сидели и представители ЦК Компартии республики. Когда мы начали рассказывать, что видели там, буквально через несколько минут люди не выдерживали, теряли сознание. Аудитория была из людей русской, еврейской, армянской национальностей. Азербайджанцы ходили по коридору и посмеивались над тем, что происходило в зале. Яшин и представители республиканского ЦК позорно оставили аудиторию и буквально сбежали. То, что в Сумгаите было все заранее организованно, это не должно вызывать ни у кого сомнения и вот почему. Числа 20 февраля я был на заводе "Бакинский рабочий" и слышу кто-то мне говорит: "Брат, ты армянин?". Я удивился и ответил: "Да, а что?". Тот же голос мне отвечает: "А мы скоро всех армян резать будем". Это было до начала событий, заметьте. Я вернулся возмущенный в редакцию и рассказал коллегам. Нас стали преследовать. Позже меня выгнали с работы, отняли фотоаппаратуру, вызвали в ЦК, в партийно-правительственную комиссию. Там я видел товарищей из КГБ. То, что сумгаитские дела были рассеяны по всему Союзу - это сделано преднамеренно. Вскоре на бакинских митингах стали звучать призывы убивать армян, проживающих в городе. Подстрекатели делали эти призывы в присутствии представителей руководства республики, которые им хлопали."

Вопрос: - Что было с делом, которое в ноябре 1988 г. Верховный Суд СССР возвратил на дополнительное доследование?
Г. Улубабян: - Во время судебного следствия на заседании Верховного Суда СССР в ноябре 1988 года было установлено, что ряд лиц, вызванных по рассматриваемому делу в качестве свидетелей, привлекались по другим делам за массовые беспорядки и другие преступления, совершенные именно в 41-а квартале.
Учитывая это обстоятельство, представители потерпевших П. Л. Шапошникова и Р. В. Рштуни ходатайствовали о направлении дела на дополнительное расследование.

" Полагаем, - говорилось в ходатайстве, - что для полноты, объективности и всесторонности исследования и разрешения дела необходимо объединить дело Ахмедова, Исмаилова и Джафарова с уголовными делами всех лиц, совершивших массовые беспорядки в 41-а квартале".

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда СССР под председательством члена Верховного Суда СССР т. Бризе определила направить дело по обвинению Исмаилова и Джафарова в Прокуратуру СССР для дополнительного расследования и выполнения требований ст. 147 УПК Аз. ССР.
Однако, видимо, почувствовав за спиной могучую силу (может быть силу главных организаторов сумгаитского преступления), Галкин, нарушая обязательное для органов следствия указание Верховного Суда СССР, не объединил эти дела и вновь направил их на раздельное рассмотрение в суды Азербайджана. Нам известно о четырех уже завершившихся из этих дел, у нас имеются приговоры. Это уголовные дела по обвинению:

1. Азимова Садыха и Велиева Эльмана (Приговор вынесен 13 января 1989 года Верховным судом Аз. ССР).
2. Алиева Ильгама (Приговор вынесен 25 января 1989 г. народным судом г. Сумгаита).
3. Сафарова Адалата (Приговор вынесен 24 мая 1989 г. Верховным Судом Аз. ССР).
4. Гусейнова Ильгара (Приговор вынесен в марте 1989 года Верховным Судом Аз. ССР).

Вопрос потерпевшей Ф. Авакян: - Наши родственники были похоронены в Сумгаите, куда мы выехать не в состоянии. Мы не знаем, в каком состоянии их могилы. Можем ли мы их перезахоронить?

Рштуни: - Теоретически, то есть по закону, можете, как это осуществить практически, не знаю.

Потерпевшая А. Аракелян: - Мы уже потеряли надежду. Телеграммой за 62 подписями мы обратились на имя Съезда депутатов, но без ответа. Сухареву послали телеграмму.

Мушегян: - На сегодняшний день говорить о перезахоронении невозможно: ведь мы не можем вывезти из Баку даже остающихся там армян, над которыми нависла смертельная опасность. Они не могут вывезти имущество и обычно бросают все на разграбление. А сами выбираются через Москву, Минводы, Тбилиси. Что касается перезахоронения, то общество "Гушаматян" обещает заняться этим вопросом.

Вопрос к Рштуни: - Выявились ли в процессе следствия факты, свидетельствующие, что между погромщиками была договоренность о действиях: скажем, детей не трогать, или, врываясь в квартиру, первым делом выбрасывать телевизор?

Рштуни: - Нет.

Вопрос: - Чем же объяснить, что не было жертв среди детей?

Рштуни: - Приведу пример из моего дела. Ира и Карина Мелкумяны. Когда к ним начали врываться, Согомон и Игорь Мелкумяны остались держать дверь. А две молодые женщины, одна из них беременная, с двумя детьми, перелезли через балкон на уровне третьего этажа в соседнюю квартиру, там азербайджанец с ножом выгнал их. Они каким-то чудом перелезли с балкона на балкон. Может жертв не было именно потому, что в первую очередь спасали детей.

Шахмурадян: - Я придерживаюсь другого мнения. Беседы с сотнями сумгаитцев привели меня к убеждению, что банды состояли из "отрядов" с четко разграниченными функциями: кто-то убивал, кто-то крушил и выбрасывал домашнее имущество в окно, другие поджидали его внизу и поджигали. В нескольких свидетельствах говорится, что бандиты, ворвавшись в квартиру, "заверяли": "Мы детей не трогаем". Действительно, в лапы к ним попало немало детей, где были и малолетние. Но ни один ребенок, насколько нам известно, убит не был. Хотя попытки были. Останавливали бандитов не только мольбы родителей, но и упоминания других членов банды, что детей мы не убиваем. Или уже недавние сведения по Мингечауру, где добивали последних армян. Я беседовал с тяжелораненой женщиной. Что стало с мужем - она не знает. В последний раз она видела его лежащим в крови. Но когда она на коленях молила бандитов не трогать детей, ей сказали: "Детей мы не трогаем. Разве мы армяне? Мы не армяне.".

Голос из зала: - Но ведь это форма изощренного садизма - убивать родителей в присутствии детей и оставлять их с такой памятью.

Шахмурадян: - Во всех случаях я хочу подчеркнуть: вопрос о числе жертв Сумгаита останется открытым, пока не будет опубликован список погибших. Отсутствие официального списка погибших усиливает наши подозрения и дает основания для различных слухов.

Улубабян: - Может, выслушаем Романа Гамбаряна? Рома, можешь ты сказать, что ты видел в морге, когда искал труп отца?

Р. Гамбарян: - В ночь с 29-го на 1-е марта, когда мы перевезли труп отца в морг Сумгаита, мы - я, брат и еще двое сопровождавших нас работников прокуратуры - видели среди других трупов обожженный труп ребенка примерно 10—12 лет. На это было страшно смотреть. Пол и возраст невозможно было определить.

Шахмурадян: - Да, но мы не знаем, кто этот ребенок, при каких обстоятельствах погиб. Данных об убитых детях у нас нет.

Улубабян: - Однако нам известно и о Христофоре Нерсисяне, З лет, которого отравили еще 26 февраля.

Шахмурадян: - Да, это так. Ему дали таблетки. В медицинской справке указано, что он пострадал от медикаментозного отравления препаратом психотропного действия. Это был наркотик.

Улубабян: - В письме русских ученых ("Известия" от 25 марта 1988 г.) сказано: "Мы знаем, что пострадали и дети, и женщины". У нас есть и показания двух сумгаитцев.

Судите сами:Агасян Ирина Михайловна, 1955 г. р., мать двоих детей, работала на Аз. трубопрокатном заводе им. Ленина семь лет, бухгалтером-контролером на ЭВМ: "- Ну, вот, потом мы создали делегацию и пошли на прием к Разумовскому. Разумовский был в Сумгаите вместе с Демичевым, Сеидовым. Этот вот Сеидов вначале занимался нашими делами, ну и, Муслим-заде. Мы зашли в комнату, там посередине сидел Муслим-заде, они все сидели по бокам... потом был задан вопрос Сеидову, что мы знаем, были свидетели, которые говорили, что видели, как с роддома летели грудные дети. Мы его спросили: а как роддом? Почему? При чем здесь невинные дети, они же совсем ни при чем. Он говорит: "да с роддома не дети летели, с роддома куклы вылетали". Ну какому дураку все это объяснять! Неужели мы такие тупые люди? Ну, вот, на этом наш разговор был окончен. (С какой стати в роддоме держат кукол? Ведь это не детсад - У. Г.)."

Хачатурян Оганес Владимирович (1962 г. р.): - Где-то во вторник, 2 или 3 марта, точно не помню, когда приезжал председатель Совета Министров Сеидов, были слухи, что погромщики зашли в роддом. Ну, я подошел и спросил у Сеидова: это правда, что они зашли в роддом? Он мне сказал, что они в роддом не заходили, это они с окна бросали кукол. Потом в этот день я у полковника спросил (кто нас охранял), говорю: это правда, что они зашли в роддом? Он сказал, что мы опоздали всего на пятнадцать минут. Но подтвержденных данных у меня нет.

Улубабян продолжает: - Есть показания и других свидетелей. Хочу напомнить о нескольких сообщениях ТАСС в газете "Известия" о количестве убитых в Сумгаите.
3 марта 1988 года - "Установлено, что в результате преступных действий погибло 32 человека" ("В Прокуратуре Союза ССР").
6 марта 1988 г. - "От их рук погиб 31 человек" ("Обстановка в Сумгаите").
Отметим, что ночью с 3-го на 4-е марта в больнице в Баку скончался Трдатов Габриел, который был доставлен туда из Сумгаита, где был ранен в своей квартире при самообороне в борьбе с преступной группой. Стало быть, число жертв должно было увеличиться, а не уменьшиться.
23 марта 1988 года - "Установлено, что в результате преступных действий погибло 32 человека..." ("В Прокуратуре Союза ССР").

У нас есть документы, которые показывают, что в Сумгаите погибло больше 100 человек. За два дня в моргах было зарегистрировано как минимум 115 трупов, если, конечно, действительны выданные судмедэкспертизой врачебные свидетельства о смерти. Судите сами.
У нас имеются врачебные свидетельства о смерти Мелкумянов - Ирины и Игоря за регистрационными номерами 73 и 187, выданные 5 марта 1988 года. Учитывая принятый порядок регистрации, отсчет номеров начинается с начала года. Игорь и Ирина Мелкумяны были убиты 29 февраля. Кто те 113 человек, чьи свидетельства о смерти разделяют эти 2 номера? Нам известна только часть. Такое количество естественных смертей исключается хотя бы потому, что за два предшествующих месяца было зарегистрировано не более 72 смертей.

Шахмурадян: - Действительно, я повторяюсь, есть очень большие подозрения в том, что число жертв было намного больше. И эти подозрения будут оставаться до тех пор, пока не будет опубликован официальный список всех жертв - и армян, и азербайджанцев, и военнослужащих.

Вопрос ответственного секретаря газеты "Коммунист": - Обращались ли вы к народным депутатам от Армении по представлению проблемы Сумгаита на Съезде народных депутатов СССР?

Г. Улубабян: - Во время съезда народные депутаты жили в гостинице "Москва", где я встретился с нашей делегацией и предложил им ознакомиться с материалами по Сумгаиту, имеющимися у меня. Договорились о встрече, но она не состоялась.

Аршакян Агаси: Я хочу подтвердить сказанное Улубабяном. Я был вместе с ним и юристом Кимом Балаяном в Москве и жил в гостинице "Москва", где находилась армянская делегация. Я должен со всей резкостью сказать, что разочарован нашим корпусом. Как нам известно, из 40 мандатов, "разыгранных" 26 марта, 36 мандатов присвоили себе аппаратчики и люди, которые не были подлинными избранниками народа. Почему они побоялись сказать в полный голос правду о Сумгаите? Потому что эти люди не только не знали и не представляли, что произошло в Сумгаите с армянами в феврале, но и не знали, что произошло с азербайджанцами в Армении. Они побоялись, что если заговорить о Сумгаите, то противоположная сторона заговорит о бесчинствах армян по отношению к азербайджанцам. Поскольку мы эту проблему знали, раздали документы, пытались их всех вместе собрать и определить единую четкую позицию, но у нас ничего не получилось. Только в конце депутаты поняли, что это за материалы. Их пугали объявленные с трибуны съезда депутатами от Азербайджанской ССР ложные цифры о погибших азербайджанцах. Было названо сначала 42, затем, не получив опровержения, представители Баку довели цифру до 57. Между тем, на самом деле было убито 23 азербайджанца (эту цифру на сессии Верховного Совета Азербайджана назвал и зам. Председателя Президиума), причем почти из всех уголовных дел ясно видно, что азербайджанцы первыми стали стрелять, провоцируя на ответные действия. Сумгаит и события в Армении сравнивать нельзя. Это было ответом на насилия в отношении армян в Азербайджане. Заметим, что нет изнасилований, пыток, основная часть была убита в ходе перестрелки со взаимными жертвами.

Председатель предлагает посмотреть видеофильм Бакура Карапетяна, снятый по следам событий в Кировабаде и Шамхоре.

Вопрос корреспондента Арменпресс: - Какие суды вели дела и объективно ли были вынесены приговоры?

Улубабян: - Из ответа Сухарева 19 июля 1988 г. в пресс-центре МИД СССР на пресс-конференции для советских и иностранных журналистов ("Аргументы и факты" № 30, 1988 г.), из выступления первого секретаря ЦК КП Армении С. Арутюняна по Армянскому телевидению 9 июля 1988 г. ("Коммунист" 10.07. 88 г.), а также из ответа зам. Генерального прокурора Катусева на вопрос коррес-пондента ТАСС ("Известия" 20.08. 88 г.) следует, что в интересах максимального обеспечения объективности по согласованию с армянской и азербайджанской сторонами было решение Верховного Суда СССР о передаче дел по тяжким преступлениям, совершенным в Сумгаите, судебным органам Российской Федерации. Само это решение означает, что у Верховного Суда СССР были основания сомневаться в объективности рассмотрения дел в Верховном Суде Азербайджанской ССР. Но несмотря на такое решение, многие потерпевшие по делам по убийству вызывались в Верховный Суд Азербайджанской ССР. Это значит, что дела по тяжким преступлениям (убийства, изнасилования) Прокуратура СССР продолжает отправлять в суды Азербайджана. Нам известно, что по Сумгаиту вели дела: Верховный Суд СССР - одно дело, Воронежский, Куйбышевский, Волгоградский - по одному делу (заседания облсудов проходили в Сумгаите). Все остальные дела вели Верховный суд Азербайджанской ССР и сумгаитский народный суд. О степени объективности суда в Москве вы могли составить впечатление по рассказу Рштуни, о Воронежском - по рассказу Саакяна. В обоих случаях можно говорить о необъективности суда. Воронежский облсуд мог бы направить дело на доследование после обнаружения грубого нарушения ст. 147 УПК Аз.ССР (не были объединены в одно дело преступления, совершенные одной группой), Куйбышевский суд отправил дело на дополнительное расследование, о Волгоградском данных нет. А в процессах, проводимых азербайджанскими судами, нарушений очень и очень много. В этих судах участвовали представители потерпевших и редко когда участвовали сами потерпевшие. Во всех нам известных процессах, которые проводили неазербайджанские суды, были выявлены грубые нарушения УК и УПК со стороны следственной группы. Видимо, это было причиной тому, что кое-кто решил отправлять в нарушение решения Верховного Суда СССР все дела в азербайджанские суды, которые никаких нарушений не зафиксировали. Эти суды всячески акцептируют смягчающие обстоятельства и закрывают глаза на отягчающие. У нас десяток приговоров, по каждому из них можно говорить очень долго. Мы к этому готовы.

Вопрос к Самвелу Шахмурадяну: - Какие вам известны случаи самообороны армян в Сумгаите?

Шахмурадян: - В одной из передач по Центральному телевидению говорилось, что армяне в Сумгаите практически не защищались. Это неправда. Во-первых, мы должны уяснить ситуацию. У армян в Сумгаите практически не было возможности для защиты. Они жили рассеянно - в большом доме занимали одну, три квартиры и не могли сплотиться. Кроме того, представьте себе состояние мужчины, за спиной которого его жена, дочь, а на него нападают сразу 100-150 человек с ломиками, топорами, ножами. Тем не менее случаи самообороны были. Многое нам неизвестно: некоторые убиты, некоторые, по понятным причинам, предпочитают молчать. Наиболее яркий пример самообороны - в доме 6/2а в 3-м микрорайоне. Трдатяны - Ишхан и Габриел, Товмасян Рафик, Адамян Грант. Они в течение 8 часов отбивались от огромной озверевшей толпы. Толпа нападала одновременно с трех сторон: по подъезду, с лестницы пожарной машины и проломив стену в соседней квартире. Но Ишхан, тем не менее остался жив - он был тяжело ранен. Женщины были спасены. Погибли Товмасян Рафик и Габриел Трдатян. Я считаю что они погибли геройски, защитив женщин, детей.
Еще один пример. Толпа вламывается в дверь, ее встречает выстрел из двустволки и два топора. Ее встречают двое - отец и сын. И от одного выстрела десятки громил с диким воплем бросились вниз в такой панике, что стали давить друг друга.
Роман Гамбарян - вот он сидит в зале. Крепкий парень, вместе с братом Александром, чемпионом города по дзюдо, защищались в квартире, куда ворвалась толпа. Отца им спасти не удалось, но мать спасли, хотя она была ранена, ей повредили глаз. Они защищались кулаками и холодным оружием, которое они вырвали у нападавших. Я не забуду такой детали. Старший брат рассказал мне, что когда им удалось выгнать из комнаты 10-12 человек, в комнате остался четырнадцатилетний мальчик. Гамбарян замахнулся на него молотком, но, поймав испуганный взгляд этого азербайджанца, который пришел убивать его семью, он сдержался и просто за шиворот выкинул этого пацана из комнаты.
Примеров много, так что даже в таких тяжелейших условиях многие наши соотечественники защищались, и защищались героически.

Вопрос к Улубабяну: - Какие есть факты о договоренности между Багировым и Демичевым?

Улубабян: - В Армянском постпредстве в Москве в ноябре 1988 г. была встреча с группой научных работников, направленных по заданию ЦК КПСС в конце февраля в НКАО. Один из членов этой группы, академик Р. А. Срапионян рассказал о встрече с Демичевым в Баку. Он сказал, что о резне в Сумгаите знали и находившиеся в то время в Баку Разумовский и Демичев, но никаких мер принято не было. А Демичев сказал, что Багиров просил его, чтобы войска не применяли оружия.

Шахмурадян: - Очень больной вопрос о войсках. М. С. Горбачев заявил, что войска опоздали на 3 часа. С этим мнением трудно согласиться. Они опоздали не на 3 часа, они вообще опоздали. Достаточно привести такой факт, 29 февраля, через сутки после ввода войск, погибло, по крайней мере, 10 человек. Я забыл представить Гургена Маиляна, присутствующего в зале. Он - близкий родственник Мелкумянов, 5 членов этой семьи были убиты 29 февраля в 41а квартале. На процессе в Верхозном Суде СССР было выяснено следующее: бронетранспортеры кружили вокруг 41-а квартала. К ним подбегали люди, в том числе и азербайджанцы. Просили помочь. Им сказали: "Приказа у нас нет". На расстоянии 170-180 метров от дома 26 в 41-а квартале, где проживали Мелкумяны, находится профтехучилище №49. Там была расквартирована целая часть милиции, прибывшая из Ростова. Всего в 170 м. Там горели люди. Кричала толпа из 400 человек. Все гремело, грохотало, и на расстоянии 170 м стоит целый полк милиции, который говорит, что у нас нет приказа вмешиваться в события. Зачем тогда они прибыли в Сумгаит? Все это странно, все это требует ответа. Но, повторяю, было бы неблагодарностью не отметить роль военных и войск МВД СССР в эвакуации армян.

Вопрос: - Правда ли, что среди сумгаитских погромщиков был один армянин?

Шахмурадян: - Правда. Речь идет об Эдуарде Григоряне. В Азербайджане были счастливы узнать о нем, и теперь, стоит лишь заговорить о Сумгаите, как тут же на первый план выносится его имя: это, разумеется, весьма удобный козырь. Кто такой Григорян, и каким образом он оказался среди убийц и насильников? Отец его армянин, мать - русская. Был дважды судим. По свидетельству пострадавшей Людмилы Межлумян, 27 февраля вечером к Григоряну пришли несколько азербайджанцев, сидевших вместе с ним в тюрьме. Сказали: "Завтра идем на армян. В 3 часа ждем тебя возле автовокзала". Он стал отказываться. Ему сказали: "Если не придешь - убьем". И Григорян пошел с ними. Л. Межлумян говорит, что во время погрома в их квартире он был бледен и действовал как бы под прицелом. Вот и вся история. Но в связи с вопросом я обязательно хочу сказать несколько слов о Камо Погосяне, который также был судим до сумгаитских событий, кажется, за угон мотоцикла, и которого также пытались завербовать в банду. Камо не дрогнул и после того, как ему стали угрожать ножами, он один стал драться с несколькими азербайджанцами, пришедшими за ним, был тяжело ранен. Сейчас он жив... Я уверен, что Эдуарда Григоряна заставили участвовать в погромах с особым умыслом, это был хорошо рассчитанный и дальновидный шаг.

Вопрос корреспондента из Франции: - Считаете ли вы целесообразным создание комиссии по Сумгаиту при Верховном Совете СССР?

Улубабян: - Такой вопрос был поднят на сессии нашими депутатами, но это не было поддержано. И, наверное, это имеет причины. Кому-то это невыгодно. Ведь по международному праву, организации, подготовившие и совершившие геноцид, должны быть распущены. Вот и на последнем Пленуме ЦК Горбачев заявил, что мы должны придерживаться всех норм международного права, а также распустить все националистические, шовинистические и другие экстремистские организации. Но механизм осуждения и наказания преступлений на национальной почве все еще отсутствует.

М. Юзбашян, корреспондент Арменпресс, представитель Ассоциации женщин Армении: - Я считаю своим долгом обратить внимание на судьбу свидетельницы по сумгаитскому делу Зинаиды Мудрецовой. Несколько дней назад мы, представители Ассоциации женщин Армении, посетили ее в тюрьме. Мы обратились к прокурору республики Назаряну, чтобы ей была изменена мера пресечения. Назарян послал соответствующий запрос. Мудрецова - это та женщина, которая поведала, какое количество трупов предположительно можно было насчитать в Сумгаите. Против нее сумгаитские власти возбудили уголовное дело. Ее обвинили в служебных злоупотреблениях, о которых сигнализировала она за несколько месяцев до февраля. Она писала в прокуратуру Сумгаита о том, что в производственном объединении, где она работает, имели место большие хищения. Но после того, как она дала показания о сумгаитском погроме, она была сама арестована и обвинена в хищении, о которых она писала. Заметим также, что Мудрецова - простой счетовод, т.е. лицо третьестепенное. Уже поэтому она не могла совершить то, в чем ее обвиняют. Арест Мудрецовой - расправа над честным свидетелем. Мы требуем освобождения Мудрецовой. Ответа от прокуратуры нет.

Вопрос сотрудника "Дружбы народов": - В союзной печати было опубликовано заявление заместителя Генерального прокурора СССР Катусева о том, что вы обращались в следственную группу с недостоверными данными. Как вы можете прокомментировать это заявление?

Улубабян: - В средствах массовой информации в августе 1988 г. по каналам ТАСС было распространено интервью с Катусевым: "Сумгаит: прокуратура продолжает следствие". Катусев говорил: "Совсем недавно в следственную группу поступило письмо жителя Армении Г. Б. Улубабяна, к которому он приложил заявление гражданина А. Г. Григоряна, проживающего в Сумгаите. В заявлении сообщалось о гибели во время массовых беспорядков его жены и троих детей. В связи с этим обстоятельством А. Г. Григорян 4 июля пояснил следователю Прокуратуры СССР дословно следующее: "...Все мы живы: я, моя жена, сын Павел и дочь Елена. Сына Владимира у меня никогда не было. По поводу того, что якобы погибли моя жена и дети, я никогда никому не заявлял и в связи с этим в Москву не ездил. Мне предъявлена копия свидетельства, написанная от моего имени. Но подпись не моя, я так не расписываюсь. Сведения, которые приводятся в этом заявлении, являются вымышленными". Как было на самом деле? В следственную группу Прокуратуры СССР я не обращался. Во время одного из митингов мне передали упомянутое свидетельство Григоряна. Я переслал его в прокуратуру Арм. ССР с просьбой проверить правильность этого свидетельства. Через несколько месяцев появилось в "Известиях" вышеупомянутое интервью. Катусев представляет дело так, будто я сам его сочинил, я же просто просил проверить. Есть и другие неясности. Во-первых, Григорян был в Москве. В Москве, в постпредстве Армении, есть заявление того же А. Г. Григоряна, где он пишет, что пять членов его семьи погибли в Сумгаите, а он просит оказать ему денежную помощь, чтобы доехать до Еревана. В расходном ордере от 22 марта значится, что ему было выделено 80 руб.
Во всех трех документах указаны одни и те же паспортные данные, тот же адрес. Проверка в паспортном столе показала, что эти данные верны. Подпись и в свидетельстве, и в документах постпредства одна и та же. Кто направил Григоряна в Москву и заявил, пока не выяснено. Но одно ясно: либо Катусев, либо Григорян лжет.

Вопрос представителя группы защиты прав человека Армянского общенационального движения: - "Гушаматян" ("Мемориал") организовал эту пресс-конференцию по геноциду армян в Сумгаите. В настоящее время происходит убийство армян в Советской Армии. За последние несколько месяцев мы похоронили девять солдат армянской национальности, убитых во время службы на межнациональной почве. Сегодня состоялись похороны еще двух заживо сожженных армянских ребят в Хабаровске. Будет ли "Гушаматян" заниматься и этим вопросом?

В. Мушегян: - Общество "Гушаматян" занимается не только вопросами сталинских репрессий. Репрессии, как метод командно-административного управления государством, охватывает и постсталинский период. До достижения правового государства мы еще неоднократно ощутим действия этого метода. Именно поэтому деятельность общества будет распространяться на репрессии, происходящие как в недавнем прошлом, так и в нынешнее время. Именно поэтому "Гушаматян" естественно будет заниматься и репрессиями на национальной почве в Советской Армии.

Вопрос корреспондента "Гракан терт" к адвокатам: - Известно, что реабилитированным полагается компенсация. Должна ли быть предоставлена какая-либо компенсация потерпевшим в Сумгаите? Ведь многие остались без ничего.

Саакян: - По гражданскому законодательству ответственность несет лицо, виновное за это, а не государство. Однако в данном случае законодательство не соответствует статье Конституции, которая гарантирует неприкосновенность жизни и имущества граждан. Лично я считаю, что если государство не выполняет своих обязательств, оно должно выплатить компенсацию и законодательство должно быть изменено.

Рштуни: - Я согласен с этим и хотел бы провести другую параллель. Ведь жертвам землетрясения была выплачена определенная компенсация. А чем жертва стихийного бедствия отличается от жертвы геноцида? Видимо, надо поднять вопрос этот перед законодательной комиссией Верховного Совета.

Вопрос фоторепортера АОД: - В каком состоянии судебные дела по Сумгаиту?

Улубабян: - Сначала я ознакомлю вас с опубликованным в печати официальным ответом: "В основном завершено расследование уголовных дел, связанных с событиями в Сумгаите, выявлены и привлечены к ответственности все лица, причастные к убийствам, организации погромов и насилия". (Сообщение ТАСС в статье "К событиям в Нагорном Карабахе" в "Известиях" от 21.09.88 г.). Вот ответ Генерального прокурора СССР Сухарева на вопрос депутата Енокян Г. на первой сессии Верховного Совета СССР 7 июня 1989 г.: "Хочу сказать, что все дела по Сумгаиту завершены. Три недели тому назад было направлено в суд последнее дело, на 94 человека в общей сложности. Так что дело теперь за судом..." ("Известия" 09.06.89г.).
Однако другие официальные документы опровергают сказанное Сухаревым. В письме от 19 июля 1989 г., - т. е. намного позже выступления Сухарева - Прокуратуры СССР № 18/60206-88, начальник следственной части А. В. Сбоев уведомляет Людмилу Арушанян: "установить лиц, виновных в убийстве Вашего отца - Арушаняна В. О. и возможном убийстве без вести пропавшей Вашей матери - Арушанян Р. А. к настоящему времени не представилось возможным. Следствие продолжается".
Еще позже, 31.08.89 г. № 18/60206-88 потерпевшими было получено письмо за подписью зам. Генерального прокурора СССР В. И. Кравцева, где признается: "Ряд убийств и других преступлений раскрыть не удалось. Следствие по этим делам продолжается".
Эти официальные письма противоречат другим ранее полученным потерпевшими. В письме от 8.04.88 г. (!) из МВД Аз. ССР за № 15 1А92 говорится: "По факту убийства Арушаняна Владимира преступники установлены и задержаны, и в настоящее время предварительное следствие находится на стадии завершения".
Я хочу привести еще ряд официальных вызовов потерпевших для ознакомления с материалами дела. Во всех имеются противоречия и, кроме того, устанавливаются невозможные сроки для явки. Например, та же Арушанян Л. получила телеграмму от 15 февраля о том, что 16 февраля она должна явиться в Сумгаит для ознакомления с материалами дела. Не ясно, по какому делу, если следствие продолжается, и виновные не установлены. При этом одни и те же потерпевшие вызываются сразу по многим делам, без всякой компенсации расходов.
Вот комплект документов по делам, где потерпевшей признана Феня Авакян. Например, она постоянно получает уведомления, что следственное дело завершается (хотя по закону оно должно быть завершено, чтобы потерпевший был приглашен для ознакомления). По одному делу она вызывалась и 16 августа 1988 г., и 5 февраля 1989 г., а 3 марта 1989 г. она получает уведомление о том, что она может ознакомиться с материалами дела с 24 февраля по 4 марта. А потерпевшая Межлумян 11.03.89 г. получила уведомление о том, что с делом она может ознакомиться до 7 марта.
И таких официальных документов много. Все это очень похоже на сознательное издевательство над потерпевшими.
Отметим также, что дела по убийству Бабаяна Аршака, Мартиросова Гарри и других не завершены, а родственники по этим делам ни разу не были приглашены для ознакомления с делом.
Так что Сухарев прибег к явному обману и Съезда, и народных депутатов, и всего советского народа.

 

 

Наверх


См. также:

Неполный список жертв геноцида в Сумгаите

"Исход азербайджанцев из Армении: миф и реальность"
Фрагмент из статьи Константина Воеводского "Перестройка в карабахском зеркале"

"Туча в горах"
Статья Александра Василевского о сумгаитских погромах и событиях в Нагорном Карабахе
Журнал "Аврора", № 10, 1988

Сумгаитская трагедия в свидетельствах очевидцев

 

 

 

 

 

Rambler's Top100

 
При полном или частичном использовании материалов с сайта, гиперссылка на Сумгаит.инфо обязательна. © 2005 res(a)sumgait.info