Сумгаит.инфо Исход азербайджанцев из Армении: миф и реальность. Константин Воеводский
Home
Этнические чистки
Другое
Корни конфликтов
Правовые аспекты
Архив прессы
Операция "Кольцо"
Нахичеван
Документы

Сумгаит 1988
Баку 1990
Марага 1992
Другие

Ходжалы
Ссылки
Форум
О сайте

Журнал «Pro Armenia» N 1, 1993

Константин Воеводский,
Санкт-Петербург

(фрагмент материала с продолжением в нескольких номерах)

ПЕРЕСТРОЙКА В КАРАБАХСКОМ ЗЕРКАЛЕ

(Опыт сравнительного анализа)

2. Исход азербайджанцев из Армении: миф и реальность

Ноябрь 1988 года был отмечен первыми насильственными действиями против азербайджанцев в Армении. Эта тема плохо изучена и освещена, несмотря на то (а скорее благодаря тому), что она служит предметом бесконечных пропагандистских спекуляции. Азербайджанская пропаганда регулярно выступает с разоблачениями, которые немедленно подхватываются российской (прежде - советской) прессой всех расцветок и фасонов. И хотя почти все такие открытия оказываются фальшивками, они откладываются в пропагандистском багаже и кочуют из статьи в статью.
Типична в этом отношении история так называемых кафанских событий. Азербайджанские авторы не могут прийти к согласию об их датировке: чаще всего их относят к февралю 1988 года (канун «Сумгаита»), но иногда удревняют на несколько месяцев, очевидно, с целью предварить ими погром в Чардахлу * .

- (*) С датами и цифрами азербайджанская пропаганда и ее московские ретрансляторы вообще не в ладу. Так, известный уже нам Э.Джафаров. отстаивая в публичной дискуссии свою версию сумгаитского погрома, ввел в оборот курьезную дату 30 февраля. Но курьезами дело не ограничивается. В начале июнь с. г, по телеэкранам и газетным полосам закочевали сенсационные данные о численности азербайджанцев в Иране, которая составляет будто бы 20 миллионов (см., например, статью Д.Макарова "Куда шагает Азербайджан" в "АИФ" N 20 за май 1992 года, где отдается дань и кафанскому мифу). Лень, невежество и недобросовестность идут, как всегда, рука об руку Достаточно раскрыть справочник, чтобы убедиться, что приведенная цифра сильно преувеличена. Но авторы и редакторы оставляют этот труд читателю в качестве самостоятельного упражнения.

Что же было в Кафане?

Еще до сессии Нагорно-Карабахского облсовета в граничащий с Азербайджаном Кафанский район Армении нагрянула воинская часть для предотвращения резни азербайджанцев, назначенной согласно «поступившим в Москву сигналам» на 20 февраля. 26 числа в Кафан прибыл генерал Альберт Макашов с полномочиями мобилизовать войска из Нахичеванской АССР. Проверяющие из ЦК КПСС, КГБ и МВД СССР, штаба ЗакВО никаких признаков готовящихся беспорядков не обнаружили. Было зафиксировано лишь два правонарушения: попытка поджога азербайджанской школы ее же директором-азербайджанцем и нападение на поезд Ереван-Кафан Вдумчивые, эксперты в лампасах провели даже анализ миграции азербайджанцев из района. Он не дал ничего примечательного, если не считать внезапного отъезда примерно 200 азербайджанцев в Баку 27 февраля одним поездом. По словам этих людей, причиной их отъезда были уговоры родственников из Азербайджана** .

- (**) Маневры этого поезда и вокруг него весьма загадочны. Примерно на полпути он был задержан в райцентре Имишли, куда для бесед с пассажирами прибыли зампредсовмина АзССР А.Расизаде, руководители Имишлинского и Зангеланского районов Азербайджана и вызванные телефонограммой руководители Кафанского района. Пассажиры заявили об отсутствии у них претензий к армянам, после чего поезд продолжал путь. Недостаток фактических данных оставляет слишком много свободы для различных версий этой железнодорожной одиссеи. Вот как суммирует свои впечатления тогдашний первый секретарь Кафанского райкома: "При возвращении назад (из Имишли. - К. В.) на машинах руководящих работников соседней республики мы были остановлены агрессивно настроенной толпой, которая забросала автомашины камнями. Здесь мы, втянутые в провокацию вместе с азербайджанскими руководителями, наивно подтверждали факты о стабильном положении в Кафане, не зная, что в Сумгаите уже идут погромы" (Р.Гонян, "Что было в Кафане" - газета "Коммунист" (Ереван), 9.1.90).

Несколько позже информация об итогах проверок, подтвердившая отсутствие, какого-либо притеснения азербайджанцев в Кафанском районе, была передана по АзТВ, попала она и в центральную прессу (см., например: О.Кулиш, Д.Меликов, "Черным семенам не прорасти" - "Социалистическая индустрия", 27.3.88).
Понятно, что Кремлю были бы на руку притеснения азербайджанцев в Армении или в Карабахе, однако предназначение их было другое, чем у армянских погромов в Азербайджане, поэтому иным был подход к их организации и освещению. Сами по себе преследования азербайджанцев Кремлю нужны не были, ведь Азербайджан ни в чем перед руководством не провинится, его не за что было наказывать; азербайджанский национализм, напротив, нуждался в поощрении. Однако, как об этом откровенно сказано в рекомендациях Института востоковедения, нужно было «раздувать малейшие столкновения, называя виновниками армян», то есть в своих азербайджанских провокациях Кремль преследовал исключительно пропагандистские, а не карательные цели. Поэтому взамен антиазербайджанских акций со стороны армян он мог удовольствоваться газетными утками на эту тему. Образно говоря, Кремлю было важно, чтобы азербайджанцы убивали армян по-настоящему, а армяне азербайджанцев - на страницах газет***.

- (***) Отсюда идет так возмущавшая армян практика «выравнивания вины», в силу которой любые эксцессы в Армении и Карабахе преувеличивались или просто выдумывались, в Азербайджане - преуменьшались и замалчивались.

Это не означает, однако, что провокационных попыток разжечь антиазербайджанские настроения не было вовсе. Помимо аскеранских и кафанских интриг следует упомянуть таинственные случаи массовых отравлений на предприятиях Армении летом 1988 года, в которых (во всяком случае, по некоторым версиям) были замешаны местные азербайджанцы, сразу после происшествия скрывшиеся в Азербайджане. Ни одно расследование по этим случаям не было доведено до конца.
Но несмотря на эти происки, на известия о Сумгаите и других погромах в Азербайджане, на поток беженцев оттуда, несмотря на бесконечные нападения в Карабахе, до ноября никакого насилия над азербайджанцами не наблюдалось. Все лето в Ереване продолжал работать азербайджанский театр, нормально завершили учебный год азербайджанские школы. (В Баку, где армян было больше, чем азербайджанцев во всей Армении, не существовало ни армянского театра, ни школ.)
О положении национального меньшинства довольно уверенно можно судить по тому, насколько его представители позволяют себе критику и претензии. Беженцы из Азербайджана рассказывают вещи, от которых волосы становятся дыбом, но никому еще не довелось слышать публичных жалоб, а тем более претензии от представителей национальных меньшинств, находящихся в Азербайджане или собирающихся туда вернуться. Все они только благодарят и кланяются.
Весной и в начале лета 1988 года на экранах ЦТ стали появляться армяне, вернувшиеся в Сумгаит, они пользовались относительным затишьем для эвакуации имущества я сбережений, но перед камерами - благодарили местные власти и соседей за сохраненные дома, уверяли, что никогда не покинут любимого города, где им ничто не угрожает. Часть этих репортажей была итогом прямого шантажа и угроз, в других случаях нужный ответ подсказывал инстинкт самосохранения.
Тем временем в памятной многим телепередаче Г.Боровика «Позиция» учителя азербайджанской школы в Ереване, не опасаясь за последствия, критиковали ереванские акции протеста, выражали тревогу за свое будущее, хотя конкретных ее источников не указывали. В мае в Степанакертском пединституте был устроен «круглый стол» (напомним, что и в этом вузе, и в городе, и в области, и в их руководстве азербайджанцы были в меньшинстве). Участник этого мероприятия Л.Василевский приводит обширные цитаты из упомянутой выше статье «Туча в горах»: «Студенты и преподаватели - азербайджанцы вели себя более чем уверенно: они открыто порицали карабахское движение; несмотря на наводящие вопросы, стойко уклонялись от осуждения сумгаитского погрома; обижались на декана-армянина, упомянувшего Сумгаит в парадной речи по случаю годовщины образования АзССР (28 апреля) , на ректорат, уступивший сумгаитским беженцам часть студенческого общежития».
Отсутствие прямых притеснений не означало, конечно, что у азербайджанцев в Армении не было поводов для беспокойства. Погромы и их очевидное поощрение со стороны государства способствуют укреплению в сознании людей идеи коллективной ответственности, что не могло не внушить представителям азербайджанского меньшинства тревоги за свое будущее в Армении. Это выразилось в оттоке азербайджанского населения из Армении летом 1988 года, чему способствовал и очень выгодный курс жилищного обмена: во-первых, условия исхода армян из Азербайджана заставляли иx быть сговорчивыми при обмене, во-вторых, их было значительно больше, чем азербайджанцев в Армении, в-третьих, среди армян преобладали горожане, предлагавшие для обмена более благоустроенное жилье, чем азербайджанцы в Армении - по преимуществу сельские жители.
Все же без насилия не обошлось и в Армении. В ноябре сюда хлынуло около 200 тысяч истерзанных беженцев, в Азербайджане набирала силу осенняя волна погромов, а союзные власти не только не думали ей препятствовать. но и ввели особое положение в Ереване, разогнав сессию Верховного Совета Армении, пытавшуюся осудить погромы. Копившееся напряжение прорвалось насилием; азербайджанцев стали изгонять из некоторых сельских районов Армении. Этому отчасти способствовал порядок введения особого положения. Сначала его ввели в Ереване, где ни до, ни после этого не было правонарушений на национальной почве, и лишь через две недели - там, где они фактически происходили. Этому не следует удивляться: цель особого положения в Ереване состояла не в предотвращении насилия, а в разгоне сессии Верховного Совета Пик насилия пришелся на конец ноября, когда были отмечены и убийств азербайджанцев. Их исход продолжался и в декабре, что в большой степени объяснялось уже землетрясением 7 декабря.
Вряд ли нужно специально доказывать, что насилие по национальному признаку не может быть оправдано никакими обстоятельствами и подлежит безоговорочному осуждению. Однако этот бесспорный факт не лишает исследователя права на сравнительный анализ эксцессов на национальной почве в Азербайджане и Армении, тем более что они стали предметом политических спекуляций, затемняющих истину.
Прежде всего отметим, что в Армении не было зафиксировано ни одного случая истязаний, пыток, издевательств, которыми изобилует история погромов в Азербайджане.
В Армении в результате правонарушений на национальной почве за три года погибло 26 азербайджанцев, в том числе с 27 ноября по 3 декабря 1988 года - 23. в 1989 году - один в 1990 - двое (о происхождении и злоключениях этих цифр см. ниже). Число армян, убитых в Азербайджане, во много раз больше и в точности неизвестно, но дело даже не в цифрах, а в датах - убийства в Азербайджане продолжались с февраля 1988-го по крайней мере до января 1990-го. Таким образом, в Армении мы скорее всего имеем дело со стихийной и кратковременной вспышкой насилия, в Азербайджане - с планомерным процессом.
В столкновениях с азербайджанцами в Армении погибло 17 армян. То есть счет убитых - 17 на 26 - скорее говорит именно о столкновениях, чем об избиении беззащитных. Это согласуется с утверждениями ряда армянских источников о том, что в некоторых случаях инициаторами стычек были сами азербайджанцы, подстрекаемые из Баку.
В Азербайджане картина совершенно иная. Есть два сообщения о гибели в связи с погромами в Азербайджане самих азербайджанцев. В первой официальной информации о Сумгаите говорилось о шести погибших - не армянах; обстоятельства их гибели не упоминались, и больше к этому официальные источники не возвращались. По неофициальным данным, эти шестеро были раздавлены армейским БТР во время столкновение с войсками. Второе сообщение, неофициальное, - о бакинце Аванесове, который в январе 1990 года в порядке самообороны зарубил топором двух погромщиков. Есть все основания полагать, что история с Аванесовым - чистый вымысел.
Выше говорилось о пропагандистской поддержке погромных действий средствами массовой информации Азербайджана. Начавшись с замалчивания преступлений в Сумгаите и осторожных поначалу поисков «смягчающих обстоятельств» для сумгаитских убийц, эта пропагандистская кампания в ноябре 1988 года вылилась в беспрецедентную шовинистическую истерию, а в январе 1990-го СМИ открыто тиражировали призывы к физическому уничтожению армян. Существенную роль в этой кампании играли представители художественной и научной интеллигенции. Помимо уже упомянутых истерических телерыданий поэта Вахабзаде сошлемся на его же погромные призывы в январе 1990 года, научные А публицистические труды академика З.Буниатова, предложенный сотрудниками А.Н АзССР план «интернационализации НКАО по примеру Баку» (см. академическую газету «ЕЛМ» за сентябрь 1989 года), отправлению ими в дни сумгаитского погрома хулиганскую телеграмму президенту АН Армении В.Амбарцумяну, в которой армяне вообще, и едва ли не сам В.Амбарцумян, в частности, обвиняются в организации и Сумгаитского погрома и геноцида 1915 года. На митингах призывы к убийствам зазвучали еще раньше и откровеннее, чем в СМИ* .

- (*) В своих выступлениях на "внешний рынок" некоторые азербайджанские пропагандисты из бывшей оппозиции утверждали, что многие представители интеллигенции республики, целые коллективы (в частности той же АН) направляли в центральные газеты заявления с осуждением армянских погромов, извинениями и соболезнованиями в связи с ними, но газеты отказывались печатать эти материалы, желая создать у общественности негативное представление о нравственном облике азербайджанского интеллигента. Об этом говорил не раз уже упомянутый Э.Джафаров, в мае 1990 года на конгрессе восгоковедов в Лондоне такое заявление сделала Лейла Юнусова Нет ни малейших сомненнй в том, что все это пропагандистский вымысел. Что мешало опубликовать подобные материалы в том же «ЕЛМе»? Кому как не Л.Юнусовой многолетнему корреспонденту «Экспресс-хроники» должно быть известно о существовании независимой прессы? Почему, наконец, «соболезнования и извинения» не направляются по адресу - в Армению, где их публикация была гарантирована, чему порукой как появление аналогичных материалов из Таджикистана после армянских эксцессов в Душанбе (февраль 1990 года), так и публикации самой Л.Юнусовой в армянских газетах? Нет, хотя автор ничуть не лучшего, чем Л.Юнусова, мнения о роли центральных (теперь российских) СМИ в карабахской трагедии, он вынужден заключить, что в данном случае на них возводят напраслину.

Нельзя сказать, что все публикации и выступления в Армении за четыре с лишним года конфликта были абсолютно безупречны, но ничего, даже отдаленно напоминающего оголтелую ксенофобию азербайджанской пропаганды, там не было, не говоря уж об открытых призывах к насилию**.

- (**) Характерен в этом отношении проект ответа сотрудников АН АрмССР на упомянутую выше телеграмму их азербайджанских коллег. Видимо, сочиненный в минуту вполне объяснимого гнева, он был чересчур запальчив и переходил границы дозволенного в части национальной этики. Очевидно, но здравому размышлению авторы проекта осознали это, и он так и остался проектом.

Что же до выступлений на митингах, то активисты карабахского движения неустанно подчеркивали, что оно не направлено ни против азербайджанского меньшинства в Армении, ни против азербайджанского народа в целом.
С указанным различием связано, несомненно, и такое обстоятельство. В Азербайджане самые выдающиеся примеры насилия локализовались в столице и крупных городах, в Армении оно имело место только в отдаленном (по масштабам республики) захолустье; то есть в первом случае насилие было важной составляющей общественно-политических процессов, во втором - свершалось вопреки им.
Итоги сравнительного анализа говорят, как видим, не в пользу Азербайджана. Справедливости ради отметим, что тому были и объективные причины.
В Армянской ССР, которая в момент образования была почти мононациональной и оставалась самой моно национальной союзной республикой на протяжении всей истории СССР, агитация, основанная на идее о засилье инородцев, захвате ими «теплых мест» и т.п., в силу своей явной абсурдности имела бы очень мало шансов на успех. Напротив, в АзССР в момент ее образования «заглавная» национальнось не располагала уверенным большинством, а в столице и некоторых городах еще долго оставалась в меньшинстве. В сочетании с советским принципом ранжирования национальностей и искусственной их подгонкой под установленный ранг (вспомним, например, сложившуюся практику продвижения руководящих кадров) это создавало благоприятную почву для гипертрофии национальной озабоченности *.

- (*) Следы этой гипертрофии можно найти даже в таком неожиданном месте, как литературоведческие и юбилейные статьи о Низами, предисловия к изданиям его сочинений... Те из соотечественников, кто помнит кампанию «Россия - родина слонов» эпохи позднего «репрессанса», усмотрят здесь немало параллелей.

Не забудем также, что политические цели Кремля заставляли его большую часть своих погромно-провокаторских усилий прилагать именно в Азербайджане, а не в Армении.
Думается, однако, что важнее этих исторических и политических обстоятельств было различие идеологического характера. Лежавшая в основе карабахского движения идея самоопределения народов в гораздо меньшей степени подвержена злокачественному перерождению в ксенофобию и шовинизм, чем идея национального и государственного престижа или величия, так называемой территориальной целостности, вдохновлявшая общественную активность в Азербайджане.
Хотя долгожданное насилие над азербайджанцами в Армении было в полной мере использовано пропагандой, в деле выявления и наказания виновных союзная Прокуратура проявила не больше рвения, чем при расследовании сумгаитских дел. К сожалению, то же можно сказать об азербайджанских правозащитниках, для которых политико-агитационные цели заслоняли собой задачу установления истинной картины событий **.

- (**) Кажется, единственный, кому пришло в голову поинтересоваться, в каком состоянии находятся дела задержанных в Армении в ноябре 1988 года, - председатель Комитета по правам человека ВС РФ Сергей Ковалев. На парламентских слушаниях по Карабаху в мае-июне 1991 года на его вопрос представитель МВД Армении ответил, что большая часть дел передана судам.

В подтверждение сказанного познакомим читателя с одной поучительной историей «из жизни цифр».
Как утверждают злые языки, пушкинисты не могут простить Жуковскому того, что он остановил часы в момент смерти Пушкина, подрубив на корню несметное число диссертаций, посвященных уточнению этого момента. Столь же бесчеловечно поступили органы внутренних дел Армении, задокументировав все случаи убийства азербайджанцев. Весной 1989 года на сессии ВС АзССР глава МВД республики сообщил о 23 убитых в Армении азербайджанцах. Затем в статьях азербайджанских, а следом и московских авторов стали появляться упоминания о «сотнях», а потом и «многих сотнях» погибших. Наконец, в «Экспресс-хронике» N 9 от 26 февраля 1991 г., в статье Арифа Юнусова увидел свет поименный список 215 азербайджанцев, убитых в Армении. Анализ этого списка дал следующие результаты. 25 человек из названных Юнусовым действительно были убиты в Армении, остальные 190 либо были живы на момент публикации, либо умерли естественной смертью (как правило, за много лет до приписанной им даты гибели), либо никогда не жили в Армении. Одного убитого А.Юнусов в свой список почему-то не включил.
Анализ, представленный в неопубликованной статье Мери Юзбашян «Зачем понадобилось фабриковать «список жертв» погромов в Армении в 1988-90 гг.», почти не оставляет сомнений в том, что список Юнусова - результат намеренной фальсификации. ***.

- (***) После сумгаитского погрома в армянском самиздате ходили списки погибших, составленные со слов беженцев и насчитывающие в совокупности несколько сотен фамилий.
Исследователи сумгаитской трагедии, которые в отличие от А.Юнусова не могли рассчитывать на содействие органов внутренних дел Азербайджана, в своей книге "Сумгаит, геноцид... гласность?" перечислили лишь те же 30 жертв Сумгаита, обстоятельства гибели которых не вызывают ни малейших сомнений и зафиксированы в свидетельствах о смерти. Реальное число жертв сумгаитского погрома, безусловно значительно больше, и можно себе представить, что авторы книги о Сумгаите испытывали сильное искушение представить читателю максимально широкий список жертв. То, что они предпочли оставаться в рамках строго доказанных фактов, говорит об их добросовестности как исследователей и правозащитников. В противоположность этому произведение А.Юнусова - это оружие информационной войны, лишь замаскированное под инструмент правозащитника.

Данные о числе армян и азербайджанцев, покинувших прежние места проживания, казалось бы, не оставляют свободы для арифметических махинаций. Число армян в АзССР (около полумиллиона, в том числе в границах нынешней НКР - примерно полтораста тысяч) и азербайджанцев в Армении (около 170 тысяч) объективно зафиксировано статистикой еще до начала конфликта. Известно, что в конечном итоге Азербайджан покинули все армяне (кроме карабахских), Армению - все азербайджанцы (за единичными, статистически не значимыми исключениями). Это не мешает публицистам писать о 300, и даже о 500 тысячах азербайджанских беженцев из Армении. Не стоит этому удивляться. Если «АИФ» может своей властью поселить в Иране лишние миллионы азербайджанцев, то почему бы не выгнать лишние полмиллиона из Армении?
Погромная активность в Азербайджане, то затихая, то вспыхивая, продолжалась и после ноября 1988 года, пока не завершилась грандиозным бакинским погромом января 1990 года. Но погромами изобретательность ястребов-интриганов не исчерпалась. В их арсенале были еще такие затеи, как железнодорожная блокада Армении и разгром государственной границы на рубеже 1989-1990 годов.

 

Наверх

 


См. также:

Погромы в Армении: суждения, домыслы и факты
Интервью с председателем КГБ Республики Армения генерал-майором Усиком Арутюняном, опубликованное в правозащитной газете «Экспресс-Хроника», №16, 16.04.1991 г.

"Туча в горах"
Статья Александра Василевского о сумгаитских погромах и событиях в Нагорном Карабахе
Журнал "Аврора", № 10, 1988

События в селе Чардахлу, 1987 г.

Стенограмма заседания Политбюро ЦК КПСС (29 февраля 1988г.)
Источник: ЦХСД, коллекция рассекреченных документов.
(Журнал "Родина" № 4, 1994 г., С. 82-90)

Неполный список жертв геноцида в Сумгаите
(на русском | на английском)

 

 

 

 

 

Rambler's Top100

 
При полном или частичном использовании материалов с сайта, гиперссылка на Сумгаит.инфо обязательна. © 2005 res(a)sumgait.info